Среда: Омега-день | Глава 6

image

Предлагаю вниманию читателей GT шестую главу фантастического романа «Среда: Омега-день».

О чем эта книга?

Каждый день жители Алакосо задают друг другу одни и те же вопросы: куда исчезла Большая земля? придет ли конец их заточению на острове? какая сила загоняет их в ситуации, достойные самых жутких сновидений? Но никто из островитян даже не догадывается, что происходит с ними и Алакосо на самом деле.

Краткий гайд по персонажам

Александр Нобби — математик, программист;
Оливье Пирсон — бывший хозяин отеля;
Ила Пирсон — жена бывшего хозяина отеля;
Хелен Пирсон — дочь бывшего хозяина отеля;
Раламбу — капитан рыбацкой команды «Джон»;
Мамфо — старшая по хозяйству, жена Раламбу;
Джошуа — сын Раламбу и Мамфо;
Робин Фриз — участник рыбацкой команды «Пол»;
Юджин — комендант;
Симо («Колдун») — старший по рыболовству;
Венди — старшая по кухне;
Янус Орэ — врач;
Катя Лебедева — летчица, племянница Януса Орэ;
Адриан Зибко («Коп») — старший по безопасности;
Энтони Морн («Очкарик») — бывший полицейский-стажер, участник рыбацкой команды «Джон».

Несколько слов от автора

Эту историю я писал под впечатлением от таких научно-технических достижений, как Интернет вещей, искусственный интеллект, дополненная реальность, «умные города» и Big Data.
По жанровой принадлежности я бы отнес «Омега-день» к киберфантастике с элементами постапа и психологического триллера.

Заранее благодарю за любые отклики и желаю приятного чтения!

Текст — под катом.

Глава 6
Тамунто

46

Сколько их было? Сотни тысяч. Возможно, миллионы. В любом случае это стало настоящим нашествием. Казалось, будто недалеко от Алакосо взорвался вулкан, и теперь на острове идет дождь из пепла. Только пепел этот не падал, а кружил повсюду пляшущими вихрями.
Крупные бабочки, шелестя крыльями чернее угля, заполонили остров за считанные минуты. Откуда они взялись? Никто, в том числе и я, не имел на этот счет ни малейшего понятия.

Старожилы Алакосо не припоминали ничего подобного, так что, моя гипотеза о насекомых со сверхдлинным периодом созревания (как у цикад) не получила подтверждений.
Оккупировавшие поселок бабочки вились вокруг сонных рыбаков, которые выбрались поутру из домиков. Сколько Дла-Дла ни гонялся за чернокрылыми захватчицами, размахивая пухлыми руками, ему так и не удалось ничего поймать — бабочки оказались чрезвычайно юркими.

На открытой кухне, где под парусиновыми навесами Венди готовила для рыбаков обед, бабочки с любопытством крутились возле огромных парящих кастрюль. Кухарка бегала за насекомыми с мухобойкой, но это оружие было бессильно против вертких крылатых интервентов.
Бабочки не оставили без внимания ни одного места на острове, будь то взлетно-посадочная полоса или даже маленькое островное кладбище, где насекомые ползали по каменным надгробиям, сложив отливающие серебром гофрированные крылья.

Вездесущие бабочки проникли даже внутрь отеля, воспользовавшись для этого приоткрытыми окнами и воздуховодами вентиляции. Усилия обслуги и обитавших в здании наложниц, которые пытались выгнать насекомых на улицу, оказались тщетными. Пробравшись в номер коменданта, бабочки бесцеремонно облепили статую золотого Вишну.

Другие воздушные захватчицы в это время носились над озером Тамунто. Многих из них привлекала пара, беседовавшая на берегу водоема. Симо нервно теребил переплет синего блокнота, что-то рассказывая старшей по хозяйству. Затем Колдун принялся сталкивать на воду лодку. Мамфо же вытянула вперед руку, и на ее ладонь тут же опустилась одна из бабочек. Старшая по хозяйству с радостным любопытством разглядывала матовые крылья насекомого, поднеся его ближе к лицу. Ноздри Мурены чуть заметно шевелились.

Симо окликнул Мамфо, когда лодка оказалась целиком на воде. Мурена грациозно шагнула в ялик и заняла место напротив Колдуна, который взволнованно заулыбался. Ветер сдул с прибрежного камня синий блокнот, который Симо положил туда, занявшись лодкой.
Старший по рыболовству заработал веслами, и ялик под негромкие всплески поплыл к центру озера. Бабочки сопровождали суденышко, весело порхая вокруг сидевшей в нем пары.

47

4 года 8 месяцев и 1 сутки с Омега-дня

На этом месте я должен предупредить неизбежные вопросы со стороны внимательного читателя. До сих пор я рассказывал о событиях, которые либо происходили в моем присутствии, либо были реконструированы мной на основе рассказов очевидцев. Начиная с этой главы в моей истории появятся эпизоды, прошедшие не только без моего участия, но и без участия тех, кто мог бы поведать мне о случившемся. Откуда же я в таком случае узнал об этих происшествиях?.. Обещаю, что загадка найдет свое решение в последующих главах.

Примером любопытного события, которое прошло без моего ведома, может быть эпизод с Ивом — рыбаком в красном платке. Где только Ив не искал своего кота, удравшего из дома в наивных поисках кошки. Рыбак обошел поселок, пляж, огород, но питомца с полосатым хвостом и янтарными глазами нигде не было. В конце концов поиски привели Ива в Западную рощу.

— Бесок! Бесок! — звал рыбак пушистого друга, блуждая среди деревьев.
Иногда Ив посвистывал, как будто пытался приманить не кота, а щенка.
Между двумя стволами блестела огромная, полутораметровая паутина, чуть дрожавшая от ветерка. Рыбак остановился, соображая, как лучше обойти препятствие. В этом время к паутине подлетела беспечная черная бабочка. Ив внимательно следил за насекомым — что будет, когда оно попадется в ловушку паука? Однако бабочка аккуратно обогнула паутину, не задев ни одной нити. Рыбак даже улыбнулся — такая сообразительность не часто встречается у насекомых.

Продравшись сквозь сплетения ветвей, Ив оказался на поляне. Рыбак долго отряхивал любимый платок от прилипших к нему листьев и кусочков коры, а затем направился к старому эбеновому дереву, которое росло посреди поляны.
— Бесок! — крикнул Ив, задрав голову.

Кота на дереве не было, но внимание рыбака удержало другое — высоко в ветвях что-то блеснуло, заставив Ива на мгновение прищуриться. Ведомый любопытством рыбак подошел к стволу и на протяжении целой минуты силился разглядеть в листве источник блеска. По-видимому, результаты наблюдений с земли не удовлетворили Ива, поскольку он стал взбираться по ветвям эбена. Рыбак оказался не лучшим древолазом — подошвы его рваных кроссовок скользили по коре, пальцы порой хватались за слишком тонкие ветви. Тем не менее Ив поднимался все выше, и ему, скорее всего, удалось бы забраться на значительную высоту, если бы со стороны тропинки, идущей через рощу, вдруг не послышалось громкое и отчаянное «мяу».

— Бесок? — навострил уши Ив.
— Миау!
Рыбак спустился с эбена так быстро, как только смог. Со всех ног он припустился к тропе, но, достигнув ее, так и не увидел кота. Однако не успел Ив разочарованно вздохнуть, как Бесок снова подал голос. На этот раз мяуканье донеслось откуда-то с востока, словно кот убежал по тропе в направлении отеля и звал хозяина за собой.

Не теряя времени, Ив отправился на зов Беска. Двигаться по дорожке было намного проще, чем по зарослям колючего кустарника, поэтому у рыбака имелись отличные шансы поймать вольнолюбивое животное.

Крики кота регулярно слышались где-то впереди, но они не приближались, как бы Ив не ускорял шага. Рыбак уже перешел на бег, однако Бесок все не появлялся в поле зрения. Странная погоня продолжилась, даже когда роща расступилась перед Ивом и впереди показался отель. Теперь мяуканье как будто доносилось уже откуда-то изнутри здания.

Запыхавшемуся рыбаку некогда было удивляться прыти питомца. То, что Бесок забежал в отель, играло преследователю на руку — в замкнутом пространстве поймать кота проще. Впрочем, доказать это на практике Иву не удалось. Когда до стен отеля оставался десяток метров, очередное «мяу» донеслось уже с нового направления — каким-то образом кот оказался по левую руку от рыбака, где-то на пути к Поселку.

Ив пробегал по острову еще не один километр, прежде чем крики кота привели его на дорожку, ведущую от отеля к озеру Тамунто.
— Бесок! — с усталым раздражением крикнул рыбак и по привычке присвистнул.
Вместо полосатого беглеца впереди на дорожке показалась Венди, толкавшая перед собой скрипучую тачку. По-видимому, кухарка направлялась в отель за продуктами, хранившимися в холодильных камерах. Венди забавно переваливалась на ходу, при этом успевая покусывать пирожок.

— Чего орешь? — спросила она у Ива.
Рыбак поежился и плотнее укутался в платок. Далеко позади кухарки снова закричал Бесок.
— Слышишь? — шепнул рыбак.
— Чего? — не поняла Венди.
Громкое «мяу» повторилось.
— Во! — поднял Ив указательный палец.
— Совсем спятил… — вздохнула Венди.

Небесная вспышка отразилась в пухлом блестящем лице кухарки. Откусив еще немного от пирожка, она пошла дальше — к птичьей разноголосице присоединился скрип ржавой тачки.
Ив с обидой поджал губы, но тут же забыл о Венди, поскольку Бесок снова напомнил о себе, громко мяукнув. В который раз рыбак поспешил на обманчивый призыв кота. Наверное, рано или поздно Ив устал бы преследовать неуловимого, как горизонт питомца, однако громкость кошачьих криков вдруг стала нарастать — похоже, Бесок где-то, наконец, остановился.

В окрестностях Тамунто кота стало слышно так хорошо, что рыбак принялся крутиться на месте, осматривая ближайшие деревья. На ветке одного из них он и обнаружил Беска, который испуганно водил хвостом и мяукал, широко разевая пасть.
— Вот ты где! — воскликнул Ив, запрокинув голову.
С земли кота было не достать, поэтому рыбаку пришлось уже второй раз за день лезть на дерево.

— Сейчас, потерпи немного! — сказал Ив коту, ставя ногу на узловатый сук.
— Миа-а-ау!
— Что? — удивленно спросил рыбак.
Какое-то время он растерянно глазел на кота, а потом яростно почесал в ухе и полез выше.
— Миа-а-ау! — вновь пропел кот.
Полосатый хвост Беска беспрестанно извивался, словно был отдельным живым существом. Ив, как завороженный глядел на кота, не в силах ни слезть с дерева, ни продолжить подъем, ни закрыть рот.

48

Ежась и крепко прижимая к себе Беска, Ив шагал по тропе, ведущей от поселка к Тамунто.
— Но зачем? — спросил рыбак у кота и провел пальцами между ушами животного.
Тут Ив опомнился и воровато огляделся — вдруг кто-то кроме Беска мог его услышать? Рыбак пошел очень медленно, тщательно осматривая каждый куст на своем пути, словно там могла скрываться засада.
Уже на берегу Тамунто Ив склонил голову к Беску и долго всматривался в зрачки животного, которое едва слышно урчало.

— В лодке? — удивился рыбак.
Ив заглянул в обшарпанное суденышко, стоящее на берегу озера.
— Не здесь? — прошептал Ив.
Обойдя лодку, рыбак остановился у коряги, которая лежала среди желтых цветочков какого-то прибрежного растения. Одной рукой Ив оперся на сухой ствол, а другой стал прощупывать траву, росшую за корягой. Почти сразу он наткнулся на предмет, которому здесь было явно не место.

Взъерошенный Симо метался по поселку, скаля гигантские зубы. Когда на пути ему попался зазевавшийся Мду, старший по рыболовству в ярости оттолкнул его, и голый рыбак упал вниз лицом на землю. Уличная пыль пристала к потному лицу голыша, образовав забавную маску.
Симо с разбега пнул мусорный контейнер — тот опрокинулся, и на песок высыпались какие-то тряпки, битая посуда и остатки пищи с роящимися вокруг них мухами. Колдун принялся рыться в мусоре, бросая хлам и отходы за спину. С громкими проклятиями Симо отгонял от лица назойливых мух.

Покопавшись в мусоре несколько минут, Колдун вскочил и расшвырял ногами оставшуюся кучу. Какое-то время он задумчиво шевелил губами, а затем побежал к ближайшему рыбацкому домику. Дверь была открыта, и ничто не помешало Симо пройти внутрь, а затем свернуть на маленькую кухню. Колдун принялся без разбора распахивать шкафы и выдвигать ящики, обшаривая их содержимое.
Из комнаты показался долговязый Тани.

— Старший?! — крякнул он, почесывая голый живот. — Вы что-то ищете?
Колдун оглянулся.
— Я проверял твой домик в ходе планового осмотра вчера? — спросил он с остервенением на лице.
— Нет, вы не заходили ко мне, старший, — пробормотал Тани.
Колдун заглянул через плечо подчиненного в душную рыбацкую комнатенку с неприбранной постелью.
— А к кому я вчера заходил? — рассеянно спросил Симо.
— Не знаю, старший. Я спал.

Колдун в раздражении сморщил щеку и вышел на улицу. Симо уже было направился к следующему домику, но его остановил чей-то вопрос, прозвучавший за спиной:
— Старший, вы не это ищете?
Голос принадлежал Иву, который, робко улыбаясь, протягивал Колдуну блокнот в синем бархатном переплете.

— Вот Гиена… — проговорил Симо, принимая у рыбака блокнот. — Молодец! Спасибо, голубчик!
Колдун потрепал Ива по щеке.
— Где он был? — спросил Симо, просияв.
— На берегу Тамунто, старший.
— Молодец! — повторил Колдун. — Освобождаю тебя от завтрашней вахты!
Ив смущенно поклонился Колдуну и побрел к своему дому, взволнованно улыбаясь.

49

Венди и вооруженный молотком Дла-Дла подошли к крольчатнику.
— Вот, смотри, — указала женщина на запор клетки.
Дла-Дла флегматично взглянул на щеколду, которая повисла на одном гвозде — второй выпал.
— Ничего сложного, пухляш. Три минуты работы, — сказала Венди и откусила от принесенного с собой пирожка.

Дла-Дла согласно кивнул.
— Как там дела с уловом? — полюбопытствовала кухарка.
— Не очень.
Дла-Дла не без зависти пронаблюдал, как Венди еще немного укоротила пирожок.
— Я все никак не успокоюсь по поводу Раламбу, — пожаловалась Венди. — Ну за что так с ним комендант?
— Был суд. Решили, что он виноват в низком улове.

Глаза Венди увлажнились. Дла-Дла окинул взглядом белый платок (или чалму) на голове собеседницы и несколько рядов бус на ее груди.
— Ну так у всех уловы упали, — недоумевала кухарка. — Почему Раламбу-то оказался самым плохим?
— Ох, Туча, — покачал головой толстый рыбак, — я не знаю. Суд решил. Суду виднее. Что мы с тобой, с судом спорить что ли будем?

Дла-Дла извлек из кармана штанов гвоздь и повернул щеколду так, чтобы она заняла прежнее положение. Сделав воинственное лицо, рыбак стал колотить молотком по шляпке гвоздя, отчего напуганные кролики прижались к задней стене клетки.
Венди уже собиралась отхватить очередной кусок от пирожка, но на него неожиданно села черная бабочка.

— Тьфу! Пошла вон! — вскричала старшая по кухне и тряхнула рукой.
В сторону полетела не только бабочка, но и значительная часть пирожка.
— Гиена! — топнула ногой Венди.
Дла-Дла равнодушно покосился на нее.
— Откуда они взялись, не знаешь? — спросила кухарка.

Рабак пожал плечами и нанес еще пару ударов по гвоздю.
— Их все больше… — заметила Венди, оглядываясь по сторонам.
Рядом с клеткой кружилась по крайней мере дюжина бабочек. Еще несколько — ползали по решетке крольчатника. Одна даже карабкалась по уху кролика.
Дла-Дла склонил голову набок, оценивая результат ремонта. Венди отправила в рот остатки пирожка.

— Еще гусениц или червей каких-нибудь насажают повсюду, — проворчала она с набитым ртом.
Рыбак проверил качество своей работы, несколько раз открыв и закрыв запор.
— Червей и других змей я не очень жалую, — заявила Венди. — До сих пор на острове их не видели, и дальше не хотелось бы.
— Змей? — переспросил Дла-Дла.
— Ну змей, червей, — пояснила кухарка. — Змеи, ведь — это большие черви.

Дла-Дла напоследок пощупал пальцем шляпку вбитого гвоздя.
— Змеи — это не черви, — повернулся он к Венди.
— Как это не черви? Что за глупость? Черви это.
— Змеи — это змеи. Черви — это черви, — возразил толстый рыбак.
— Ну я и говорю, — нетерпеливо взмахнула рукой Венди. — Одно и то же. Просто одни — маленькие, другие — большие. А суть одна — всё черви.

Дла-Дла растерянно замолчал. Он силился выдать какой-либо убедительный аргумент, но на ум, видимо, ничего не шло.
— Это разные твари, — наконец, сказал он. — У змеи есть глаза, зубы, чешуя. А черви слепые, голые.
— И змеи слепые бывают, — не уступала Венди. — Сама видела. Правда, не на острове. Слепозмейки… Слепые змейки, понял? Коротенькие такие.

Кухарка продемонстрировала размер слепозмейки с помощью большого и указательного пальцев.
— Один в один черви, — продолжала кухарка. — Хотя и зовутся змейками. Понял? Дурень ты толстый…
Венди дружелюбно рассмеялась. Но Дла-Дла не готов был признать поражение.
— Смотри, Туча, — начал он, нахмурившись, — Змеи…

Рыбак замолчал, взяв паузу, чтобы собраться с мыслями.
— Змеи ядовитые! — наконец, выпалил он.
Венди хохотнула:
— Есть и неядовитые. А черви… Они же маленькие. Не могут в себе достаточно яда держать.
У Дла-Длы задрожали губы.
— Змеи охотятся! — отчаянно воскликнул он. — А черви едят всякую гниль.
— Так само собой! Если змейка маленькая, если она — червяк, то, естественно, она никого поймать не может. Вот и ест гниль!

Дла-Дла надул щеки и выпустил воздух сквозь сжатые губы, чем опять развеселил собеседницу.
— Ладно, пойду готовить, — махнула она рукой. — Спасибо, что щеколду починил.
Венди оставила раззадоренного Дла-Длу возле крольчатника и направилась в сторону кухни, а рыбак с досадой смотрел ей в спину. Когда у него перед носом пролетела черная бабочка, Дла-Дла в сердцах дунул на нее, чем ненадолго сбил насекомое с курса.
Вдруг рыбак замер и повернулся направо. С минуту он водил глазами и кивал, как человек, который подслушивает через стену чей-то разговор.

— Туча, подожди! — крикнул он и побежал за кухаркой.
— Ну, что тебе? — вздохнула Венди. — У меня суп сбежит!
Дла-Дла закатил глаза, добывая из памяти важную мысль:
— Слушай внимательно, Туча! Змеи — это подотряд… отряда Чешуйчатые. Класс Пресм…Пресмыкающиеся. Тип — Хордовые.

Рыбак схватил Венди за предплечье на тот случай, если она не стала бы слушать. Каждые два-три слова Дла-Дла отделял друг от друга долгими паузами, во время которых отворачивался от кухарки.
— По современным данным, — торопливо продолжал он, — змеи произошли от ящериц… сто-сто пятьдесят миллионов лет назад. У змей есть скелет, мозг… и другие внутренние органы, хар… характерные для видов… появившихся на Земле… не раньше, чем… триста миллионов лет назад.
Дла-Дла нервно сглотнул. Венди не сводила с него удивленных глаз.

— Черви появились на Земле… несколькими миллиардами… лет раньше, — опять заговорил рыбак. — Это примитивные животные… принц… принципиально отличающиеся по строению… от змей. Черви появились уже тогда… когда на Земле не было ни рыб… ни тем более ящериц… от которых произошли змеи. У червей нет… скелета, мозга и других… характерных для рептилий… органов. Согласно научным данным…

Дла-Дла поперхнулся, но быстро откашлялся и продолжил высоким от волнения голосом:
— Черви располагаются… в нижней части… эволюционного древа. Гораздо ближе к медузам… и одноклеточным… чем к пресмыкающимся и змеям. Последний общий предок… змей и червей… жил на земле… более двух миллиардов… лет назад. Ты поняла, Туча?

Венди кивнула, глядя на рыбака с уважением и легким испугом.
— Я… пойду, — с трудом выдавила она из себя. — Суп…
Кухарка робко указала в сторону кухни, и Дла-Дла отпустил ее руку. Венди побрела прочь, а толстый рыбак улыбался, провожая ее взглядом. Прежде чем свернуть за угол, кухарка кратко оглянулась, будто хотела удостовериться, что Дла-Дла и крольчатник действительно существуют, а не являются частью ее сновидения.

50

Рыбаки проводили вечер первого мая на песчаном пляже, где трудягам разрешалось отдыхать в выходные дни. Одни мужчины играли в волейбол, другие — лежали под сенью береговых пальм, потягивая эму. Около дюжины рыбаков (а с ними и я) обступили деревянный столик, за котором в шахматном поединке сошлись Энтони Морн и Голый Мду.

Неравная схватка привлекла даже тех, кто ровным счетом ничего не понимал в шахматах. Однако и они весело хохотали каждый раз, когда Мду одну за другой терял в бою пешки и более ценные фигуры. Вокруг игроков стоял такой гвалт, будто Морн и Мду участвовали не в интеллектуальном, а в кулачном бою.

После долгого раздумья голыш, наконец, сделал очередной ход — черный конь Мду выскочил на середину доски. Зрители отреагировали на это насмешливыми возгласами.
— Конь C6—D4, — озвучил я перемены в положении фигур.
Мои комментарии адресовались прежде всего Морну, поскольку плотная повязка на глазах Энтони полностью скрывала от него доску. Только на таких условиях затейнику Симо удалось уговорить Мду на участие в партии.

Морн чуть улыбнулся и почти сразу наказал голыша за инициативу, взяв его коня ладьей. Публика грохнула со смеху, ввергая Мду в полнейшую растерянность.
Несмотря на хорошую фору, Морн громил голыша с самого начала партии. Мду уже лишился семи пешек и двух коней — до конца партии, судя по всему, оставалось недолго.

— Давай, голышок, — подгонял Мду стоявший за его спиной Симо. — Не томи нас!
Поддавшись давлению старшего по рыболовству, Мду передвинул ферзя на одну клетку вперед.
— О-о-о! — с издевательским одобрением пропела публика.
Морн взял ферзя Мду следующим же ходом.

— Голубчик, если ты не понял, вы с Очкариком играете не в поддавки, — поддразнил голыша Симо.
Колдун потянулся к стакану, стоявшему на краю стола. В розовой жидкости, которая заполняла стеклянный сосуд до половины, плавали черные-белые шарики, размером схожие с плодами вишни. Прогнав со стеклянной кромки аспидную бабочку, Симо поднял стакан и поднес его к лицу Мду:
— Или ты хочешь побыстрее отведать кроличьих глазок? — спросил Колдун у незадачливого шахматиста.

Мду невольно поморщился, глядя на содержимое стакана.
— Делай ход, голубчик, — мягко произнес Симо, возвращая сосуд на стол.
Со страдальческим выражением лица голый рыбак взялся за черную ладью.
— Ну-у-у! — нетерпеливо воскликнул кто-то из зрителей.
Голыш отдернул пальцы от ладьи, будто фигура ударила его током.

Публика разочарованно вздохнула. Губы Мду плаксиво подрагивали, а рот Морна, напротив, разъехался в спокойной улыбке победителя.
— Голубчик, ты можешь просто сдаться, — уговаривал голыша Симо. — Зачем тянуть кота за хвост? Сдаешься?
Покосившись на стакан, Мду отрицательно потряс головой.
— Ну тогда делай ход, дружище! — потребовал Симо.

В смятении голыш скоблил ногтями древесину столешницы. Беспокойные пальцы Мду сгребли со стола сухой рыбий хвост (вяленая рыба полюбилась рыбакам в качестве закуски к эму). И тут голыш вздрогнул, словно укололся хвостовым плавником. Он то удивленно разглядывал свою руку, то в недоумении таращился на собравшихся у стола рыбаков.
— У тебя есть пять секунд, чтобы сделать ход, голубчик, — предупредил голыша Симо. — Иначе мы засчитаем тебе поражение.

Мду робко протянул руку к ладье и сдвинул ее на одну клетку к себе.
— Молодец, — похвалил его Симо и дал голышу ласковый подзатыльник.
— Ладья D6—D7 — отстраненно прокомментировал я.
С выражением благожелательного превосходства Морн пошел ферзем, готовясь объявить шах.
В раздумьях над следующим ходом Мду немного склонил голову, так, что создавалось впечатление, будто он прислушивается к далекой музыке. Голыш настолько плавно перешел к действиям, что я даже упустил этот момент из виду. Перенеся свою ладью через пару клеток, Мду уверенно снял с доски одноименную фигуру Морна.

В растерянном гудении толпы слышались нотки одобрения.
— Ладья D7 берет ладью B7, — объявил я.
Морн кивнул Мду, признавая маленький успех соперника. Голыш от этого заметно приободрился: его сгорбленная до сей минуты спина выпрямилась, а плечи развернулись.
После недолгих раздумий Морн подвинул ферзя на соседнее поле по горизонтали, видимо, разыгрывая какую-то новую комбинацию. Публика заинтригованно воззрилась на Мду. Голыш не заставил зрителей скучать. Секунд через пять он «выстрелил» из угла доски черным слоном и уничтожил пешку рядом с ферзем Энтони.

— Слон H7 берет пешку E4, — озвучил я результативный выпад Мду.
Морн сохранял на лице улыбку, но чувствовалось, что это стоило ему куда больших усилий, чем прежде.
— Я смотрю, у нашего голубчика пропал аппетит к кроличьим глазенкам! — в шутку посетовал Симо.
Энтони Морн торопливо убрал ферзя в сторону, хотя я так и не понял, что помешало ему взять беззащитного слона Мду. Голыш сдвинул уцелевшего слона в угол доски, к правому локтю Морна.

Когда я сообщил Энтони новые данные о диспозиции фигур, он пожал плечами и продвинул вперед пешку, наверное, в перспективе рассчитывая превратить ее во второго ферзя.
Когда Мду сделал следующий ход, я долго не мог поверить в случившееся. Подождав, пока эмоции улягутся, я объявил:
— Ладья B7—E7. Шах.
Публика ошарашенно примолкла.

— Шах? — переспросил Морн.
Впервые после начала партии улыбка осветила маленькое лицо Мду. Голыш крепко сжал правую руку, между пальцами которой торчал краешек рыбьего хвоста.
Смысл предыдущего маневра Мду был ясен теперь даже самым недалеким наблюдателям — убрав слона в угол доски, голыш освободил поле, с которого ладья могла угрожать королю Морна.

Энтони сделал глотательное движение и погрузился в долгие раздумья. По их результатам Морн увел короля влево, спрятав его за пешкой.
Реакция Мду была молниеносной. Голыш перенес на край доски второго слона и снова напал таким образом на короля Морна.
— О-о-о! — разом воскликнула публика, приветствуя успех Мду.
Некоторые рыбаки уважительно потрепали голыша по плечу.

— Слон E8—H5. Шах, — сообщил я Энтони.
— А наш голубчик не так плох! — со смехом проговорил Симо. — Энтони, ты и в правду решил отведать кроличьих глазок, или мне просто кажется?
Сжав губы, Морн сдвинул короля вперед и влево, выводя его из-под удара. Этот ход не сильно улучшил положение Энтони — слон Мду, тут же скользнувший из угла в центр доски, угрожающе нацелился на главную фигуру Морна.
— Слон H1—E4. Шах, — бесстрастно отреагировал я.

Выдержки Морна не хватило на три шаха подряд. Сорвав повязку, Энтони потер ладонями лицо, нервно нацепил очки и с подозрением оглядел присутствующих — уж не стал ли он жертвой розыгрыша? Однако подвоха не обнаружилось, и Морну ничего не оставалось, кроме как вернуться к обдумыванию следующего хода.
За пять с лишним минут Энтони не изобрел ничего оригинального: он просто сдвинул короля на одну клетку вправо. Голыш был к этому готов. Длинный прыжок ладьи — и вот, король Морна опять атакован.
Публика радостно взревела, а я по-привычке огласил ход:
— Ладья E7—E2. Шах.

Гримасы на лице Морна быстро сменяли друг друга: он то натянуто улыбался, то хмурился, то надувал щеки. Умственные потуги Энтони дали предсказуемый результат: Морн переставил короля на соседнее поле справа и, почесывая за ухом, стал ждать реакции Мду.
Голыш сдвинул слона с клетки D3 на C2.
— Шах, — негромко сказал он. — И мат.

Все до единого рыбаки, стоявшие вокруг стола, завопили от счастья. Даже те мужчины, которые играли в волейбол, бросили мяч и направились к столу.
— Да ты у нас сраный гроссмейстер! — обнял голыша за плечи Симо.
Морн более не мог скрывать эмоционального потрясения: выглядел он так, словно в его желудке разорвалась капсула с азотной кислотой. Могу представить, насколько издевательской Энтони казалась в тот момент скромная улыбка Мду.

— Что это у тебя там? — со злобой спросил Морн, указывая на сжатый кулак голыша.
Победитель раскрыл ладонь, показывая всем сухой рыбий хвост. Рыбаки с веселыми криками и смехом подняли Мду на руки и принялись подбрасывать голыша.
— Все было честно, Очкарик, — заверил Симо. — Ты знаешь, что делать.
Немного помедлив, Морн принял стакан из рук Колдуна. Неспешно, будто прогуливаясь, он пошел к океану. Внимание Энтони было сосредоточено на линии горизонта — вряд ли ему хотелось наблюдать то, что плавало в стакане.

Рыбаки притихли, поставили Мду на песок и потянулись за Энтони. Всех разбирало любопытство с легкой примесью садизма.
Когда Морн поднес стакан к губам, публика взволнованно охнула. Однако, к разочарованию наблюдателей, Морн совершенно хладнокровно, глоток за глотком выпил жидкость из стакана. Рыбаки выразили восхищение стойкостью Энтони посредством жидких аплодисментов.

Далее нас ожидало самое интересное, ведь розовая вода была не единственным содержимым стакана. Энтони наклонил сосуд, и маленькие упругие шарики (органы зрения забитых на мясо кроликов) покатились ему в рот. С равнодушным выражением лица Морн начал жевать, а рыбаки морщились, слыша лопающиеся и чавкающие звуки. Через несколько секунд работы челюстями Энтони сделал глотательное движение и как ни в чем не бывало вложил стакан в руку Симо. Колдун заглянул в сосуд, словно не веря, что тот опустел.

В торжественном спокойствии Морн пошел к отелю. Рыбаки, как завороженные следили за каждым его шагом. Дойдя до столика с шахматной доской, Энтони внезапно остановился. Я ждал, что он сделает какой-нибудь яркий жест, например, покажет нам пальцы, сложенные буквой «V», но вместо этого Морн испуганно схватился за живот. В следующее мгновение Энтони наклонился и с приглушенным воплем распахнул рот, а в песок ударила струя воды и кашицы из пережеванных кроличьих глаз.

51

4 года 8 месяцев и 2 суток с Омега-дня

Рассветные лучи пронизывали туман, сгустившийся над окрестностями озера Тамунто. В прохладном воздухе кружили черные бабочки.
Рыбак Дла-дла, боязливо озираясь, медленно шел по тропе среди деревьев. Толстяк нервно теребил полы рубахи и почесывал рыхлый живот.
— Что?! — воскликнул он, поглядев куда-то вбок.

С минуту увалень вслушивался в звуки утренней рощи, а затем метнулся к ближайшей гуаве и прижался спиной к ее стволу. Теперь дерево скрывало Дла-длу от любого, кто двигался по тропе со встречного направления.
Задержись толстяк на тропе еще немного, его непременно бы заметил старший по рыболовству Симо, который пересек дорожку в пятнадцати шагах от спасительной гуавы. Колдун что-то бубнил себе под нос и крутил головой, словно хищный зверь, выискивающий добычу.

Когда старший по рыболовству скрылся среди деревьев, Дла-дла вернулся на тропу и, собравшись с духом, двинулся дальше. Под его пухлыми ногами хрустел мелкий валежник.
Вскоре случилась новая остановка. На этот раз толстяк не стал прятаться. Вместо этого он медленно повернулся налево и уставился в северном направлении. Пока Дла-дла что-то высматривал в зарослях хоризии, среди стволов за его спиной мелькнула темная фигурка.
— Что? — удивленно спросил толстяк у самого себя. — Обратно?

С этими словами он выполнил еще один поворот на месте, вернувшись в исходное положение. Следующую сотню метров Дла-дла преодолел в компании двух черных бабочек. Насекомые настойчиво вились вокруг рыбака, будто он источал цветочное благоухание.
— А что это за сюрприз? — поинтересовался Дла-дла у кого-то.
Ответа не последовало, однако на лице толстяка отразилась досада:
— Ну хоть намекни! — проканючил он.

Рыбак хмурился и водил глазами, как человек, который вслушивается в беседу, идущую в соседней комнате. Внезапно черты Дла-длы сложились в тревожную маску, и толстяк снова поспешил укрыться за деревом. В этот раз увалень прижался к стволу с восточной стороны, скрывшись, тем самым, от вольных или невольных преследователей. Поведение Дла-длы объяснялось просто: оставшийся позади Симо вышел на тропу и теперь нагонял толстяка.
По всей видимости, Симо не успел заметить увальня, по крайней мере, ничто в облике Колдуна не выдавало удивления или настороженности. Неторопливо шагая по дорожке, он поравнялся с деревом Дла-длы.

Чтобы не попасть в поле зрения Колдуна, увалень осторожно переместился на ту сторону ствола, что глядела от тропы. Маневр оказался своевременным, поскольку Симо внезапно решил осмотреться — возможно, Колдун услышал хруст веток под ногами Дла-длы, или сработало мистическое чутье старшего по рыболовству.
К несчастью для толстяка, Симо не торопился уходить. Напротив, он уселся на дорожке прямо возле дерева.

Дла-дла дышал так тяжело, будто обежал остров по периметру, на лбу рыбака выступила испарина. Пухлые пальцы увальня поглаживали кору дерева и комочки застывшей смолы. Дла-дла неотрывно следил за пауком, который сооружал ловчую сеть на ветвях соседнего кустарника.
Не знаю, обладал ли Симо экстрасенсорными способностями, но что-то привлекло его внимание к дереву Дла-длы. Склонив голову, Колдун прислушался, а затем поднялся и решительно двинулся к стволу.

Из-под ноги старшего по рыболовству выскользнула маленькая змейка-медянка. Блестя чешуей, рептилия исчезла среди сухих листьев и валежника.
Симо подходил к дереву почти крадучись. Он задержал дыхание и старался производить как можно меньше шума, избегая наступать на ломкие ветки. Колдун положил руку на ствол и стал медленно обходить дерево.
Увидев тень Симо, Дла-дла закрыл глаза. Щеки и губы его дергались от едва сдерживаемого ужаса.

Старший по рыболовству резко остановился и оглянулся через плечо, как будто его окликнули сзади. Не медля ни секунды, Симо поспешил прочь от дерева и вскоре растворился в густой растительности на противоположной стороне тропы. Мокрый от пота Дла-дла выглянул из-за ствола и долго стоял, оценивая обстановку. Убедившись, наконец, в отсутствии Колдуна, толстяк робко покинул укрытие.

Дальнейший путь увальня обошелся без приключений. Преодолев еще несколько десятков метров, Дла-дла свернул с тропы и стал пробираться сквозь кустарник.
Этот непростой участок маршрута оказался коротким: в последний раз раздвинув перед собой ветки, толстяк увидел озеро. Здесь, у воды, было намного светлее, и Дла-дла с непривычки прищурился. Когда зрение адаптировалось к яркому свету, увалень как следует осмотрелся. Ему открылась водная гладь, отражавшая утреннее небо, кувшинки на заболоченных отмелях, коряги, разбросанные по восточному берегу, заросли осоки и другие приметы Тамунто.

Внезапно Дла-дла крякнул от изумления — среди знакомого пейзажа присутствовал объект, который намертво приковал к себе внимание рыбака. Увалень даже протер глаза, временно потеряв к ним доверие.
Постепенно удивление на лице Дла-длы уступило место блаженной улыбке.
— Спасибо, отец, — пролепетал он.

По восточному берегу озера полз голый рыбак Мду. Многочисленные коряги, лежавшие на песке, позволяли ему оставаться незамеченным практически с любого направления.
На шее Мду болталось необычное украшение — закрепленный на тонкой веревке рыбий хвост. Прыткой ящеркой обогнув очередную корягу, Мду остановился и сжал рукой свой талисман. Голыш сомкнул веки и принялся мерно кивать головой — так, что со стороны казалось, будто рыбак читает молитву.

Завершив странный ритуал, Мду прополз под очередной корягой. Каким-то чудом ему удалось не поцарапать при этом спину.
Следующий этап пути оказался более трудным: перед голышом открылась широкая мутнуя лужа. Мду не спасовал перед мокрым препятствием — он прополз по дну лужи, поднимая брызги и намазывая мокрый песок на живот и подбородок.

Пришло время для новой остановки, и рыбий хвост снова оказался в руке Мду. Голый рыбак опустил веки и что-то зашептал, поднеся амулет к губам.
После общения с рыбьим хвостом можно было переходить к заключительной части маршрута: Мду прополз под «аркой» из двух сложенных домиком коряг, обогнул треснувший пень и был у финиша. Теперь его отделял от Тамунто лишь толстый полусгнивший ствол, лежавший у самой кромки воды. Голый рыбак осторожно выглянул из-за этого укрытия.

Судя по реакции Мду на увиденное, он сразу понял, что проделал опасный путь не зря. Не в силах оторваться от пленительного зрелища, голый рыбак поочередно покусывал пальцы своей маленькой ручонки.

Рыбак Ив подходил к вековой слоанее. На руках Ива, как всегда, сидел кот — животное флегматично взирало на окружающий мир, шевеля черно-белым хвостом.
Облаченный в красный платок рыбак посмотрел вверх — макушка слоанеи находилась так высоко, что с земли ее было не разглядеть.

— На дерево? Ты уверен? — спросил Ив у кота и поежился то ли от страха, то ли от холода.
С недоверием на лице Ив некоторое время слушал урчание любимца, а потом пожал плечами и начал подъем. Взбираться по ветвям, придерживая одной рукой кота, было не очень удобно, поэтому Ив посадил пушистого друга себе на плечо. Поднявшись на высоту, в два раза превосходившую собственный рост, Ив посмотрел вниз.
— Может, уже хватит? — снова обратился он к коту.
Животное от страха вцепилось когтями в платок Ива.

Очевидно, достигнутой высоты было недостаточно, поскольку рыбак продолжил подъем. Толстые сучья потрескивали под ногами Ива, подошвы старых кроссовок скользили по коре.
Поднявшись на высоту двухэтажного здания, Ив, наконец, остановился. После краткой «консультации» с котом рыбак отвел в сторону одну из ветвей, и перед ним открылось Тамунто.
Отраженный от воды свет упал на лицо Ива.

— О, Лахи Кинтана! — сорвалось с губ обомлевшего рыбака.
Бессознательным движением он провел ладонью по щеке.
Нога Ива соскользнула с опоры, и, если бы он вовремя не ухватился за ветки, то с шумом полетел бы к подножью слоанеи.

Над озером поднималась сизая дымка. Черные бабочки на перегонки со своими отражениями в Тамунто описывали над водой широкие окружности.
Мамфо стояла по колено в водоеме. Белки ее глаз сверкали, контрастируя с лицом цвета кофейных зерен и деревьями за спиной женщины.

Полностью обнаженная, Мамфо плавно двинулась от берега. Вода подбиралась к злобной мурене, изображенной на ноге старшей по хозяйству. Кожа Мамфо покрылась тысячью мельчайших бугорков — озеро еще хранило ночную прохладу. Круги, которые расходились от ног купальщицы, волновали перевернутое небо с серыми клубами Зенитного затемнения.
Мамфо заходила все дальше: в Тамунто исчез пронизанный блестящим кольцом пупок, а за ним — витиеватая татуировка, украшавшая правый бок женщины.

Когда вода подобралась к самой шее, Мамфо нырнула. Облако угольных волос бесшумно утонуло в озере. Под водой заскользила длинная тень, которую временами прятали блики, танцующие на поверхности водоема.
Тамунто постепенно успокаивалось, становясь идеально гладким зеркалом. В тишине проходили секунды.
Как игривый дельфин Мамфо выскочила из-под воды у восточного берега, подняв фонтаны брызг и спугнув с кустов мелких пташек.

Волосы прилипли к мокрому лицу женщины. По ее шее, плечам и груди сбегали бесчисленные водяные струйки, омывая цепочку и стальной кулон в виде черепа. Хрустальные потоки, как причудливые продолжения ее волос вытянулись вдоль стройной фигуры до самой воды.
Сверкающий плащ, едва задержавшись на черном теле, распался на множество капель, в каждой из которых отражалось багровое небо, окантованное береговой растительностью.
Стоящая на отметили Мамфо напоминала статую, выточенную из эбенового дерева. На округлостях гордого стана сияли матовые отблески.

Смахнув с ресниц последние капли, Мамфо потянулась к кувшинке, которая плавала поблизости. Женщина подняла цветок левой рукой, придерживая его единственным пальцем правой.
Где-то мяукнула кошка, и Мамфо настороженно огляделась. Однако среди сонных прибрежных зарослей не оказалось ничего подозрительного, и вниманием женщины снова завладела кувшинка. Опустив веки, Мурена вдохнула аромат цветка.

Не отрываясь от созерцания Мамфо, Ив поцеловал своего кота между ушей. Животное нервно мяукнуло.
Голый Мду, притаившийся за гнилым бревном, пожирал глазами старшую по хозяйству. Одна рука голыша крепко сжимала рыбий хвост. Другая — тоже была занята.
Толстяк Дла-Дла, находясь под гипнозом пленительного зрелища, страстно обкусывал листья с ближайшей ветки.

Не желая останавливаться, женщина раз за разом втягивала в себя воздух, напоенный пряно-сладким запахом кувшинки.

  • Из кустов на северном берегу за Мамфо подсматривал старик Ксири.
  • Чуть правее разместили наблюдательную позицию джоновцы Шимани и Зак.
  • Долговязый Тани выглядывал из-за склонившейся над водой гуавы.
  • Прямо в ручье Тамунти, выставив над водой лишь нос и глаза, лежал половец Ха.
  • За камнем у ручья притаился капитан команды «Джордж» Тутла.
  • Помимо Мду, среди коряг на восточном берегу прятались рыбаки Кус, Стрини и Назли.
  • Оседлав толстые сучья прибрежных гуав, на Мамфо любовались Амо, Ксои и Тсаи.
  • За большим пнем на западном берегу скрывался рыбак Кики.
  • В известняковых нишах под обрывом таились Да-да, Сами, Фат, Сабити и Акин.
  • Среди камышей на заболоченной отмели стояли Хаким, Рапулан и Ду-ду.
  • На дне качавшейся у берега лодки лежал Изельди.

Вдоволь насладившись кувшинкой, Мамфо бережно вернула цветок на поверхность воды.

52

В середине того же дня, оказавшись в Западной роще, можно было повстречать Джошуа. Мальчик гулял среди деревьев, вполне довольствуясь обществом самого себя.
После часовых блужданий по зарослям Джошуа вышел на центральную дорожку, ведущую к старой беседке и океанскому берегу. Подобно многим детям его возраста, мальчик что-то постоянно бормотал себе под нос. В какой-то момент он остановился и вытянул вперед руку. Почти сразу на раскрытую ладонь Джошуа села черная бабочка.

— Почему же ты так долго молчала? — спросил мальчик, внимательно глядя на насекомое.
Бабочка взмахнула крыльями и взмыла на несколько метров над дорожкой, а Джошуа побрел дальше.
— Я скучал… — прошептал он.
Мальчик прошел между могучими стволами, сжимавшими тропу с двух сторон.
— Это странно, — задумчиво сказал Джошуа и прислушался.
Словно отвечая на послышавшуюся из кустов птичью трель, он промолвил:
— Странно то, что когда я видел тебя, то не слышал. А теперь слышу, но не вижу.

Птичка продолжала петь, а мальчик улыбался, словно наслаждаясь переливами ее голоска.
Довольно далеко пройдя в сторону океана, Джошуа свернул на юг и подошел к старому эбеновому дереву, которое росло в некотором отдалении от дорожки.
— Помнишь Чула-дерево? — хитро подмигнул мальчик незримому собеседнику.
Джошуа приложил руку к надписи, вырезанной на уродливой, растрескавшейся коре:
— Я очень рад, что ты снова здесь.

Неожиданно мальчик нахмурился.
— А?.. Что? — выкрикивал он, крутясь на месте.
Встав спиной к эбеновому дереву, Джошуа стал свидетелем странного явления. Бабочки, только что порхавшие над поляной, вдруг разом посыпались на траву, точно перья, потерянные больной птицей.

53

Мой друг Брот, создатель аналитического ситуативизма и высшей логистики, реформатор теории графов и просто гений, живи он с нами на острове, обязательно изобрел бы какое-нибудь устройство для чистки рыбацких сетей. Я был не настолько талантлив, поэтому свои обязанности по уходу за снастями мне приходилось выполнять вручную. Извлечением из сетей мокрых, скользких, пахучих водорослей я занимался почти каждый день, и это составляло едва ли не худшую часть моей трудовой повинности.

Именно за чисткой снастей застал меня Джошуа, под вечер заглянувший на берег. Оторвавшись от работы, я случайно заметил, как он подходит ко мне со стороны отгрузочных платформ. Вокруг мальчика роилось не меньше дюжины черных бабочек.
— Тебе не стоит гулять по острову одному. Мама будет беспокоиться, — сказал я Джошуа.
— Нет, мистер Нобби. Мама не возражает. Она уверена, что мистер Фриз не причинит мне вреда. Он всегда хорошо к нам относился.

— И все-таки, будь осторожен, — попросил я мальчика…
— Хорошо. Глядите, мистер Нобби! — показал он мне рыбу, которую, очевидно, нашел где-то поблизости.
Рыба была необычной: позади спинного плавника туловище ее раздваивалось, образуя два параллельных хвоста.

— Видите? — потряс рыбой Джошуа.
— Интересный экземпляр, — согласился я.
— Это полторыба.
— Полторыба?
— Угу, — кивнул мальчик. — Больше, чем одна, но меньше, чем две. Полторыба. Вы не знаете, откуда такие берутся, мистер Нобби?

— Похоже на какую-то мутацию, — предположил я. — В последнее время рыбы с различными уродствами попадаются все чаще. Недавно рыбаки из «Ричарда» выловили четырехглазую макрель, представляешь? О причинах мутаций можно только догадываться, но я уверен, что они — такая же часть последствий Омега-дня, как и это пятно на небе.
Я поднял палец, указывая на Зенитное затемнение.

— Вы хотите сказать, полторыба и эта штука наверху как-то связаны? Но как? — растерялся Джошуа.
Мне ничего не оставалось, кроме как развести руками:
— Придет день, когда мы обязательно будем знать больше.
— Хелен тоже так сказала, — с улыбкой проговорил мальчик, глядя куда-то на юг.
Я понимающе кивнул Джошуа — трудно было усомниться в том, что трагедия с Хелен оставила глубокий шрам в его душе.

— Когда-то люди не знали, что такое огонь, что такое гром и молнии, — поспешил я отойти от болезненной темы. — В те времена для таких явлений придумывали смешные объяснения. Теперь мы понимаем, какова природа грозы… И я верю, что когда-нибудь также легко смогу объяснить тебе, почему замолчал весь мир, откуда взялись эти насекомые, — стряхнул я со своего плеча черную бабочку, — и что это за штука там, наверху. А возможно, это все объяснишь мне ты.

— Скорее всего, так и будет, — со всей серьезностью подтвердил Джошуа. — Но все-таки раньше, чем вы думаете.
Я вопросительно поднял брови.
— Я уже знаю, что это за пятно на небе, — вполголоса признался мальчик.
— Правда?
— Это наш остров, Алакосо, мистер Нобби.

______________________________________________________________________________

Друзья! Всех, кого не оставила равнодушными эта история (искренне надеюсь, что такие существуют), я приглашаю в группу VK, посвященную «Среде» (ссылка в моем профиле). Если вы захотите в теплой, неформальной обстановке обсудить последние события на Алакосо или у вас появились вопросы по содержанию романа — милости прошу! Кроме того, буду благодарен за указания на орфографические ашыпки, а также за конструктивную (как, впрочем, и деструктивную) критику. В группе я буду публиковать не только анонсы новых глав, но и различные заметки, касающиеся работы над книгой. Не обойдется и без сюрпризов (но это не точно).

Короче говоря, добро пожаловать!
ссылка на оригинал статьи https://geektimes.ru/post/289283/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *