Мой ужасный опыт работы в Люксембурге

Европейская мечта

Мысли покинуть Россию появились у меня давно. Я коренной москвич из интеллигентной семьи, мои родители — добрые и честные люди, не сделавшие никому зла, но и не нажившие большого состояния. Я шел без блата. Где бы я не работал, мне платили до 20 тысяч в месяц, а бывало не платили и этого. Однажды одна девочка в сети знакомств, узнав о моем бедственном положении, посоветовала мне освоить программирование. Я начал заниматься по интернету, никаких платных курсов, по много часов днем и ночью просиживая у монитора.

Я часто понимал, что еще несколько минут — и я умру, так сильно болела голова и не хватало воздуха. Но продолжал вкалывать с единственной мыслью — стать сильным специалистом и покинуть страну. В конце-концов я устроился в московскую компанию на 100 тысяч «в конверте». Но мне было ненавистно все в этой конторе — неграмотные матерящиеся менеджеры, работающие по блату, полубандитское руководство фирмы и то, чем приходилось заниматься — искать ошибки в программах, которые совершенно не доработаны, но все равно будут приняты в госструктуры.

Поэтому я жил одной мыслью — как можно скорее уехать отсюда, создать семью там, желательно с иностранкой (с русскими девушками хронически не везло — узнав, что я бедный, тут же бросали), завести детей в демократической стране и вывезти туда родителей. К тому же международная обстановка тяжелая, вот-вот грянет война с НАТО, наш ждет дефолт и полная диктатура с репрессиями. А там…. В Европе все рядом — все легко можно объехать, путешествуя каждые выходные! Я так люблю музеи и театры, а их там море! И, наконец, европейцы — они наши братья, культурные и воспитанные люди, прекрасные управленцы! У них верховенство закона, нет коррупции! Мои дети будут жить в свободной стране без воин и потрясений! На выходных я буду возить их в разные театры — в Гран-опера де Пари, Ла-Скала, можно будет даже в Лондоне бывать в Ковент-Гардене! Мы будем много путешествовать с моей европейской семьей и жить, ни в чем не нуждаясь! Эх, уехать бы скорее отсюда, я просто теряю время и годы в этом затхлом болоте… Таковы были мои мысли.

В поиске работы

Для начала я создал профиль на Linkedin.com и начал рассылать десятки резюме на этом сайте и на страничке Monster.com. Все на английском. К слову, проблем с языком у меня нет, я хорошо изучил его еще в детстве. Мне стали звонить из разных уголков Европы и назначать собеседования. Я проходил их по несколько раз в день — до работы, во время обеденного перерыва и когда возвращался домой из офиса. И все время получал отказы. Формулировки были разные: «Уважаемый Алекс, Вы произвели на нас хорошее впечатление, но конкурс на вакансию закончен и мы вынуждены дать Вам знать, что Вы не прошли на следующий этап. Желаем удачи во всем!», «Дорогой Алекс, большое спасибо Вам за собеседование, но мы получили большое число резюме и должны сообщить, что мы не можем продвинуться с Вами дальше, потому что Ваш опыт не полностью соответствует тому, что мы ищем», «Здравствуйте, мистер Орлов! Благодарим Вас за затраченное время, но вынуждены сообщить Вам, что после длительного исследования Вашего резюме мы фокусируемся на других кандидатах, которые больше соответствуют вакансии» и бесконечное число подобных вариаций… Обо мне часто забывали, даже не присылая отказа, а я занимался самокопанием, думая, что во мне что-то не так, чем-то не понравился или не берут просто потому, что я русский. Стоит отметить, что в большинстве случаев меня рубили не как специалиста — я уверенно отвечал на все вопросы, потом все равно получал отказ.

Но я упорно продолжал идти к своей цели. В какой-то момент я даже начал понимать, что на выходных, когда я один, мне даже не хватает этих собеседований — так я к ним привык, а больше общаться не с кем.

Долгожданный оффер

Однажды мне пришло письмо от корпорации «Arms Development» с офисом в Люксембурге — меняю название «конторы» на пару букв. В этом рассказе я буду немного изменять имена компаний и людей, так что если Вы будете иметь с ними дело, поймете, о ком речь. Кадровик грек Гарри Цигос предложил мне пройти собеседование в Скайпе. В оговоренное время я вышел на связь. Собеседование проводил сам Гарри и менеджер проекта француз Жан Норза. Все прошло как по маслу — полчаса разговора, элементарные вопросы и слова о том, что я произвел прекрасное впечатление и меня скорее всего возьмут. Результат пообещали сообщить в течение следующей недели. После этого я ждал 3 недели и уже о них позабыл, как вдруг получаю имейл со вложенным файлом. Я в это время был на работе и, улучив момент, когда никого нет рядом, скачал файлик и открыл. В нем было написано:

«Дорогой Алекс!
Хочу поздравить тебя — ты показал на собеседовании высокий уровень технических навыков и то, что разделяешь наши ценности. Компания «Arms Development» делает тебе предложение работать с нами в нашем люксембургском офисе!

Мы предлагаем тебе:

— Контракт на постоянную работу
— Испытательный срок 6 месяцев
— Зарплату 5000 евро в месяц до вычета налогов
— 18 купонов на бесплатные обеды в месяц
— 5 недель отпуска в месяц
— Макбук в личное пользование

Остаемся на связи!

С уважением,
Гарри».

Поверьте, я чуть не запрыгал от счастья! Честное слово, я готов был бегать, прыгать, кричать от радости, что наконец я все брошу и скорее уеду! Но я остался молчалив и невозмутим, потому-что все-таки был на работе.

Еще работая, я подал документы на переводы и апостилизацию, после чего отправил их на рассмотрение в правительство Люксембурга. К слову, переводы документов стоили мне 45,000 а отправка почтой DHL — еще 30 тысяч рублей. Еще пару месяцев я нервничал, что государство-карлик откажет мне в визе потому, что я русский, не имею образования в сфере IT или недостаточно квалифицирован. Ответ они присылают по почте. Наконец, пришло одно письмо, подтверждающее, что документы приняты на рассмотрение и затем приглашение в посольство на получение визы. Я подал на увольнение и начал собираться в путь.

И вот конец января, готовлюсь к вылету в аэропорту. Меня провожают родители. «Деточка, быть может я тебя уже больше никогда не увижу. Ведь мы с отцом уже старые», — заплакала мама. Было очень грустно, тяжело оставлять их, но я летел с мыслью о том, что мое будущее в Европе, все непременно получится. А родителей я перетащу позже, когда куплю дом и мы будем вместе жить счастливо с ними, моей женой и детьми в доме в центре Европы.

Первые хлопоты

Билет в Люксембург обошелся мне в 700 евро. Прямых рейсов из Москвы туда нет, и лететь надо через одну из стран Европы. Прилетев, я заметил, что в аэропорту страны-карлика нет паспортного контроля — он осуществляется в государстве, через который вы летите. Меня никто не встречал, надо было самостоятельно добираться с чемоданами до офиса компании. Чтобы не рисковать заблудится, я взял такси. За окном мелькали чистые ухоженные улицы, редкие деревья и низкие домики. Вскоре я был рядом с бизнес-центром, где находится моя IT-компания и сразу же увидел кадровика Гарри — он курил рядом со входом в здание.

— Привет, Гарри, ну вот я, наконец, здесь.
— Здравствуй, Алекс! Рад тебя видеть! Как ты долетел?
— Нормально, хотя подустал.
— Хорошо, сейчас ты подпишешь несколько бумаг и я повезу тебя на корпоративную квартиру.

Мы зашли в здание и пошли почему-то не в переговорную, а в кафетерий, где девушка-француженка из отдела кадров дала подписать мне трудовой договор, бумаги о неразглашении конфиденциальной информации компании и какие-то многочисленные анкеты для Министерства иммиграции. После этого Гарри посадил меня в свой автомобиль и повез, объясняя на ходу бытовые вопросы.

— Вот это торговый центр «Бэль Этуаль», здесь есть большой супермаркет «Кактус». Там можно купить продукты. На этой автобусной остановке ты сядешь на 77 автобус и доедешь до центра, а потом пересядешь на 21 и он довезет тебя до нашего офиса. Бери сим-карту провайдера Orange, эта компания не требует местный вид на жительство. А банковский счет лучше открывать в банке ING, на первых порах им сойдет русский паспорт. Другие банки откроют вклад только людям с местным или европейским гражданством.

Наконец, долго петляя в темноте (Гарри точно не помнил, как ехать), мы приехали к 3-этажному дому. В нем, на мое удивление, оказался лифт, подвал с подземной парковкой и прачечной. Гарри открыл дверь ключем и мы оказались в огромной трехкомнатной квартире.

— Располагайся, — сказал Гарри, показав мне, как включать интернет-модем. — Только помни, что здесь ты временно и за 3-4 дня должен снять себе жилье. В корпоративную квартиру приезжают люди из зарубежных офисов нашей компании, так что это временное решение.

Следующие несколько дней я до работы сдавал ездить несколько медицинских анализов, подавал документы на Blue Card. Бумажек нужно было сделать бесчисленное множество и поиском квартиры заниматься было совершенно некогда. Я оставался жить в квартире, куда регулярно наведывались коллеги из Брюсселя, приезжавшие по делам в люксембургский офис компании. К слову, за окном дома стояла церковь, часы которой звонили каждые четверть часа. Я сплю очень чутко, поэтому часто просыпался, не выспавшись, ехал по иммиграционным делам перед работой и уже затем в офис. Вечером надо было купить продукты и успеть на последний автобус, чтобы попасть домой.

К слову, все магазины в Люксембурге закрываются в 8 вечера и, если вы живете далеко от центра, последний автобус идет туда часов в 9. Я как раз жил далеко, так что было не разгуляться. Уже в первые дни у меня началась тоска по Москве. Ведь я там жил нормально, приходил на работу когда хотел и сидел допоздна (а часто вообще работал из дома), после этого шел в круглосуточный магазин рядом с домом и покупал все, что хотел. Я занимался танцами, имел хорошую работу, с которой легко справлялся, мои родные были рядом. Что я делаю в этой деревне? Зачем я здесь? Эти вопросы стали появляться в моей голове, но я старался отодвигать такие мысли. Я решил бороться до конца, потому что на переезд было затрачено много сил, времени, надежд и денег.

Современное рабство

В первый день работы меня представили начальнику Жану, с которым я проходил собеседование по Скайпу. Высокий, очень худой, сутулый человек с круглой спиной, с холодными злыми серыми глазами, огромным ртом и невероятно длинными пальцами на руках долго молча изучал меня взглядом, затем сильным рукопожатием стиснул мою руку и сказал: «Рад, что ты здесь. Мы начнем изучать все проекты. Работы много и трудиться надо будет очень быстро. Как ты знаешь, мы — аутсорсинговая компания. Берем проекты у различных крупных европейских компаний, правительства и парламента. Их надо сдавать как можно быстрее. Проектов у нас 127, программистов несколько сотен, а тестировщиков пока всего 8. Так что легкой прогулки не будет».

Я молча кивал, слушая, как этот парень сильно картавит при разговоре и понимая, что с ним что-то не так. То ли он слишком нервный, с частым нервным тиком — подергиванием бровей, головы, то ли просто ненормальный. «Потерянный талант», — подумал я. — «Ему бы в фильмах ужасов сниматься, а не людьми управлять. „Оскара бы“ точно взял.». Но у меня не было выбора. Это в Москве я мог встать и уйти с собеседования просто, если человек мне чем-то не понравился. А здесь приехал, так приехал — деваться некуда, надо работать.

Несколько слов о фирме. Компания «Arms Development» занимает целое здание, разделенное на огромные залы open-space. В каждом зале — по 80-100 человек. Шум и гам бесконечный, все время кто-то разговаривает, спорит, обсуждает работу. Сосредоточиться просто невозможно. Мебель вся обшарпанная, ей много лет. Компьютеры тоже старые. Никогда не мог бы подумать, что такое может быть в Европе.

Руководство компании — отдельная песня. Если в Москве я общался с руководителями фирмы на «ты», в «Arms Development» руководство просто в упор не замечает своих работников. Идешь им навстречу, здороваешься, а они не отвечают и как будто тебя не видят. Глава компании, грек Тюрбан Берберидис создал назад несколько лет стартап, который разросся до межународной компании с тысячами сотрудников. Его кабинет был рядом с моим рабочим местом. Иногда он на «Порше» приезжал на работу — маленький, лысый человек с пунцовым лицом алкоголика и содомистским взглядом гомосексуалиста. «Это ж надо было создать такую компанию, чтобы жить тупой бессмысленной жизнью и в итоге спиться», — думал я, наблюдая, как этот человек, шатаясь, покидает свой кабинет в середине дня. Другие управляющие партнеры лицами напоминали палачей и инквизиторов с полотен европейских мастеров, для которых люди были расходным материалом. Выгнали одного — в отделе кадров лежат тысячи резюме со всего света — возьмем на работу следующую жертву. Выжмем из него соки, сломает здоровье — избавимся от него, next please. Действительно, за что уважать пушечное мясо, которым даже переезд на бойню не оплатили? А мне до этого казалось, что в Европе руководство ценит работников и стоит с ними на одной ноге.

Команда тестировщиков состояла из 9 человек: 3 французов, включая начальника Жана, 3 индусов, бельгийца, испанца и я был единственным русским. К слову, в других командах работали программисты из России и Украины, но, как только они узнали, что я русский, стали держаться как можно дальше. Как я понимаю, очень боялись, что попрошу их о помощи. А мне было все совершенно непонятно в новой стране, где к тому же все говорят по-французски. И лучшие советники оказались индусы. Они хотя бы что-то подсказывали, а так я был совсем один.
Работы было непочатый край. На каждый проект выделялась неделя, максимум две и надо было в одиночку протестировать веб-приложение с десятками ролей, сотнями пользователей и бесчисленным множеством сервисов. Об автоматизации тестов они просто не слышали (да и когда, на это не было времени!) и все тестировалось в только ручную. Представьте себе — у вас перед глазами множество тест кейсов. Каждый тест кейс состоит из множества степов и саб-степов и выглядит примерно так:

1. ТС-001. Проверка работы почтового ящика 1.1. Зайти на https://12.13.145.66:8891 1.2. Ввести «admin» в поле «Логин» 1.3. Ввести «password» в поле «Пароль» 1.4. Кликнуть кнопку «Войти» 1.5 Удостовериться, что Вы на странице 1.6. Нажать кнопку «Написать письмо» . . .

И так до бесконечности в течение дня. Интересно? Все надо делать очень быстро, потому, что работы много и работать некому. И все время рядом злобный погонщик, по имени Жан, который говорит, что ты не продуктивен и надо работать гораздо быстрее. Я часто замечал, что работающий рядом со мной индиец Сандип от усталости закатывает глаза и вот-вот опрокинется на спинке стула назад. Я тоже приползал домой, ничего не соображая, но продолжал бороться. Я же в самой богатой стране мира, Люксембурге, в сердце Европы. Я здесь ради моих родителей и будущих детей!

Поиск жилья

— Ну, Алекс, как твои дела с поиском квартиры? — каждый день меня спрашивал кадровик Гарри, выходя из своего кабинета навстречу. У него были окна в коридор и он прекрасно мог прекрасно видеть, кто и куда идет.
— Пока никак, Гарри. Я совсем утонул в иммиграционных делах, у меня пока просто не было времени ездить на показы… Да и Жан требует, чтобы в 10 утра я уже был на рабочем месте.
Повторюсь, в Москве у меня был гибкий график, я мог прийти в офис в 3 дня, а уйти в 12 ночи, а обедать хоть в 6 вечера. Здесь же от меня потребовали обедать строго в промежутке от 12 до 2.
— Алекс, я же сказал тебе, что корпоративное жилье — это временное решение. Руководство уже раздражено, что ты живешь там несколько недель. Тебе срочно надо что-то снять!

Стоит отметить, что несколько раз до этого я подходил к Гарри и просил других эйчаров помочь или хотя бы дать советы, как скорее найти квартиру. Через некоторое время я увидел ненависть в глазах этих людей и больше к ним не обращался. Европейцы совершенно не желают поставить себя на место другого человека, элементарно что-то вам сделать и вообще как-то с вами возиться.
Я воспринял его слова всерьез, хотя сейчас понимаю, что надо было продолжать жить и неспешно искать себе квартиру. Никуда на улицу они бы меня не выгнали — просто не имеют права так делать по закону. Даже если вы не платите аренду, по местным законам арендодатель не может вас выставить в никуда.

К слову, найти квартиру в аренду в Люксембурге почти нереально. Но обо всем по порядку. Начинается процесс поиска так — вы заходите на сайт www.athome.lu или www.immotop.lu и ищите себе жилье в аренду, пользуясь поиском. Стоимость студии в зататурье начинается с 900 евро в месяц, нормальная квартира — с 1400. После того, как вы подали заявку на сайте, с вами (далеко не всегда!) связывается риэлтор и вы обговариваете с ним время встречи. При этом вам как правило надо выслать по электронной почте или принести с собой на встречу свои документы и трудовой договор. Если вы получаете меньше 3000 евро в месяц — большинство фирм недвижимости и собственников жилья просто не будет иметь с вами дело. Но даже когда встреча состоится, риэлтор говорит: «Ок, ты отличный парень, но я отправлю твои документы собственнику жилья на рассмотрение и он примет решение». А потом либо вообще не приходит ответ, либо приходит отказ. Собственник видит, что вы — не европеец, у вас низкий доход по сравнению с кем-то и просто сдает жилье другому человеку. Люксембург — страна маленькая и квартир в аренду просто мало. А вот желающих очень много. На высокие зарплаты по сравнению с Европой едут люди отовсюду — из Италии, Испании, России, Украины, Индии и даже Великобритании. Да-да, англосаксами сейчас наводнена вся Европа, все бегут из Англии из-за высоких цен и межнациональных конфликтов. Есть и другой момент. Люксембург массово принимает африканских беженцев. За полгода, что я там прожил, количество черных людей удвоилось, если не утроилось. Всем этим людям нужно жилье — и именно его оплачивает государство, снимая у собственников. А вот квалифицированным специалистам жилья для аренды катастрофически не хватает.

Есть еще один совершенно чудовищный европейский закон. Когда вы снимаете квартиру, нужно отдать большой залог, так называемый Security Deposit, который гарантирует, что вы ничего не разобьете и не поломаете. А если и испортите, собственник жилья вычтет из него деньги, чтобы возместить ущерб. Вот, например, вы обо всем договорились за 1500 евро в месяц и начинаете снимать жилье. Вам в один присест надо отдать следующую сумму: 1500 евро за первый месяц + 1500 евро комиссионные риэлтору + 1500*3 евро Security Deposit + 120 евро страхование квартиры за год. Итого 7620 евро сразу. Теперь, если Вы заключили договор об аренде на год (а на меньший срок их почти не заключают) и хотите его досрочно расторгнуть, вы все равно обязаны оплачивать жилье, пока арендодатель не найдет нового жильца или до конца действия договора! Не будете платить? Не вернут Security Deposit или ваши 4500 евро! Такой закон аренды недвижимости действует во всех странах Евросоюза, но о нем всегда умалчивают работодатели, заманивающие ищущих лучшей доли людей из России, Украины, Индии, других стран третьего мира.

Домик в деревне

— Ну что, Алекс, ты наконец снял квартиру? — в очередной раз встретил меня в дверях офиса кадровик Гарри.
— Пока нет, Гарри. Все ищу и сплошные отказы. Никто не хочет сдавать жилье русским.
— Давай так, — мрачно сказал грек, — С корпоративной квартиры тебе давно пора съехать, руководство компании очень недовольно. Найди себе комнату через сайт AirBnB и сними ее на какое-то время. Живя там, подыщешь себе квартиру. Я вижу, это небыстрый процесс.

Я стал подыскивать себе комнату через это приложение, но у меня еще не было счета в банке. А как только я предлагал встретиться и расплатиться наличными, со мной быстро заканчивали переписку.

В конце концов, после долгих усилий, я нашел хозяйку дома, которая согласилась сдать мне комнату. Шанталь была француженка, купившая в Люксембурге 3-этажный дом и сделавшая из него мини-гостиницу. В доме сдавались 8 комнат и за 30-40 евро в сутки. Но у меня не было выбора — надо что-то быстро арендовать. К тому же для получения временного вида на жительство надо иметь договор аренды жилья и постоянный адрес — только тогда можно подавать документы на EU Blue Card.

Я расплатился наличными, отдав по 1600 евро за 2 месяца и 1200 евро Security Deposit. Если я что-нибудь разобью или сломаю, хозяйка вычтет из этих денег. Получив свою копию договора, я поехал на работу, пообещав переехать в ближайшие выходные. А в субботу взял такси, погрузил в машину единственный чемодан и окончательно переехал.

Шанталь тепло встретила меня и отвела на последний этаж, где меня ждала крошечная комната под крышей размером не больше 10 квадратных метров. Двухместная кровать только, плазменная панель телевизора на стене, окно с жалюзи, стул, крошечный столик с карликовым электрочайником и горизонтальная железная трубка с вешалками для одежды. Шкаф в комнате просто не помещался.

— На этом этаже есть туалет, но его использует твой сосед, который заплатил за аренду комнаты с туалетом. Поэтому используй ванную на втором этаже, куда ходят все, — вводила меня в правила Шанталь, — Стиральную машину можно использовать раз в неделю. Видишь на стене бумажку? Тебе нужно будет записываться, когда ты бронируешь ванную и стиральную машину. И еще — обязательно протирай за собой раковину, кран, стиральную машину и ванную. Для всего этого есть отдельные тряпочки, они висят рядом. Ведь после тебя здесь будут другие жильцы.
Мы пошли вниз по скрипучей деревянной лестнице и Шанталь привела меня на кухню.
— У нас два холодильника. Один использую я и мой бойфренд, для всех вас, моих жильцов — вот этот. Выделяю тебе эту полку для продуктов. Все остальные продукты ставь в шкаф, вот твоя полка. И обязательно вытирай стол, как поешь и мой раковину после того, как вымоешь посуду.
Слушая ее, я удивлялся, сколько правил мне придется соблюдать за немалые деньги. К слову, в соседней Бельгии за 400 евро можно снять 1-комнатную квартиру, здесь же я плачу вдвое больше за крошечную комнату и при этом нет даже намека на какой-то сервис.
— Как бонус, можешь брать с моей полки себе завтрак в течение недели, — продолжала Шанталь, — это хлеб, сыр из упаковки, ветчина, и немного зелени. Ну, и вскипятишь воду, чай-кофе к твоим услугам.

Разумеется, как русский человек, привыкший к плотному завтраку, я просто не понял эту мелочь и всегда готовил себе сам — например, яичницу, овсяную кашу или картошку с сосисками, делал салат, непременно фрукты, йогурт. Шанталь удивлялась, как можно так много есть и еще что мы, русские, еду запиваем, а французы сначала едят, а уже потом пьют.

Комнаты в доме никогда не сдавались все. Постоянными клиентами были корсиканец-бармен Макс и бельгиец-строитель Жак. Оба трудились в этой же деревне, буквально через дорогу. К слову, в деревне было всего несколько улиц, ни одного магазина, зато работало 4 ресторана. Автобус ходил один раз в час, на выходных — раз в 3 часа. Делать совершенно нечего, зато рядом леса, ручьи, небольшие горы, свежий воздух.

Правда, для меня, жителя мегаполиса оказаться в такой глуши было пыткой. Однажды я допоздна загулялся в центре и пропустил последний автобус в мой кантон. Время было около полуночи и я решил доехать до соседней деревушки другим автобусом, а уже потом дойти до моей пешком. Стоит отметить, что я пытался связаться с Шанталь и коллегами по работе по мобильному, но так поздно никто не брал трубку. И вот я иду глухой ночью, на улице ни души, машины не останавливаются, как ни голосуй. Дошел до лесополосы и вижу, что пешеходная дорога кончилась — нет фонарей и тротуара. Ну, ладно, думаю, тут немного, пройдусь вдоль дороги по лесу и посвечу себе мобильником. И вдруг из-за дерева кто-то зарычал. Была кромешная тьма, я ничего не видел, но по рычанию понял, что это далеко не собака, а какой-то крупный хищник. «Надо же мне было ехать в Люксембург из Москвы, чтобы быть съеденным волком!, — подумал я. — Нет уж, развернусь, дойду до церкви в соседнем городе, не так уж холодно, посижу на скамеечке до первого автобуса». За час я добрел наконец, в центр Штейнфорта — маленького городка на границе с Бельгией и решил все же поискать кого-нибудь живого, чтобы вызвать такси. И, о чудо — я набрел на какой-то бар, который около часа ночи еще работал. Захожу — внутри пара алкоголиков и девчонка-барменша. Заказав пива, чтобы расслабиться, я попросил ее вызвать такси. Девушка долго набирала в разные фирмы — где-то не брали трубку, где-то отказывались ехать, но все-же машина была вызвана. И уже кафе закрылось, еще час ожидания на улице и, в конце-концов, я в теплом такси. Я буквально кинулся на шею водителю-португальцу, восприняв его как спасителя. И, конечно, когда он меня довез, дал ему щедрые чаевые.

Между тем, жизнь в живописной деревеньке отнюдь не была сахаром. Каждый день уже в 5 утра под окнами начинали ходить грузовики, фуры, тракторы и автобусы (дом стоял на пересечении двух главных улиц), а в 8 утра за окном принимались работать отбойные молотки, экскаваторы и прочая дорожно-ремонтная техника. А вечером в доме через дорогу репетировал духовой оркестр. Я, привыкший к своей комнате в хорошей московской квартире, практически не спал. Кроме того, строитель Жак куда-то уходил на ночь глядя, а, вернувшись, под утро, по несколько раз падал пьяный на лестнице. Бармен тоже заканчивал работу поздно и, вернувшись в дом, принимался принимать душ, круша все в ванной, которая была как раз рядом с моей комнатой. А, вернувшись к себе в комнату, громко включал рэп. Стоит ли говорить, что потом на работе я просто мучился и никак не мог сфокусироваться, делал пусть незначительные, но ошибки, что вызывало злость начальника и коллег.

— Алекс, ты уже живешь у нас две недели, а мы так мало общаемся, — однажды сказал мне Шанталь. — Знаешь, из отпуска приезжает мой бойфренд, Янник. Давай сегодня поужинаем вместе. Уверена, тебе будет интересно с ним познакомиться.

Я согласился, подумав, что увижу какого-то красавца-поляка, блондинистого, два метра ростом. Ян ведь польское имя, Янник, наверное, его производная. Интересно увидеть, кого выбрала Шанталь своим избранником — довольно красивая, но одинокая 45-летняя француженка, которой никогда не дашь ее возраста. И вот я приезжаю с работы, сажусь за стол и вместо польского белокурого мачо предо мной предстает маленький, плешивый, кривоногий француз с выражением лица как у бульдога. Шанталь его выше на голову. Знаете, в тот момент у меня впервые мелькнула мысль о вырождении Европы, которую я так превозносил. Если их женщины выбирают таких мужчин, так чего вообще от этих людей ждать? Мы сидели за столом, ели примитивно приготовленный из полуфабрикатов ужин, пили красное вино и я думал, что в России все-таки женщины в большинстве хотят иметь мужа, семью и детей. А эта дама завела себе приходящего любовника, который ей ничем не помогает — приедет, поест, поспит с ней и отсутствует неделю. Всю работу по дому, покупку продуктов Шанталь делала сама. И я не мог понять, почему она не найдет себе нормального мужчину, не выйдет замуж, не заведет ребенка? Кто получит этот дом в наследство после ее смерти? Дети Янника от первого брака? Признаться честно, как русскому православному человеку мне было противно жить у такой женщины и присутствовать при всем этом.

Постепенно наши отношения с хозяйкой стали ухудшаться. Например, я, как жилец, имел право использовать кухню в течение получаса, по договору, тишина в доме должна была наступать в 11 вечера, а Шанталь закатывала громкие ужины с друзьями и знакомыми, продолжавшиеся до часу ночи. Я попытался объяснить домовладелице, что мне нужна тишина, я не могу выспаться, а моя работа требует концентрации, но в ответ получал предложение присоединиться к ужину и пить вместе с присутствующими. Аргумент, что мне завтра на работу никогда понят не был. Вскоре денег даме стало не хватать и она стала требовать 50 евро с каждого жильца за уборку.

Разумеется, все платить отказались — французы и бельгийцы скорее повесятся, чем отдадут лишний цент, но зачинщиком бунта почему-то считался я. Первым делом мне было отказано в использовании сушильной машины, которая стояла в комнате Шанталь. «Сушилка сломалась, поэтому вот тебе вешалка и развешивай свое постиранное белье прямо на лестнице», — прямо и не моргая глядя мне в глаза объяснила француженка и выдала мне стоячую конструкцию с ветвями в форме елочки. Стоит ли объяснять, что без доступа света на деревянной лестнице белье сохло неделями. Дальше пошли замечания типа: «У водителя автобуса пропал Сникерс. Я не говорю, что это был ты, но больше так не делай». В такие моменты я часто вспоминал прочитанные раньше мемуары иммигрантов первой волны во Францию, бывших белогвардейцев, которые приехали на чужбину и никак не могли привыкнуть к местной действительности, сталкиваясь с отсутствием сочувствия, жадностью и полным бездушием местных жителей. Они тосковали по свой Родине и многие до конца жизни надеялись в нее вернуться, но им этого не удалось. В итоге я окончательно измучился и решил, что пора срочно съезжать.

Китайская «Династия»

С большим трудом я через Booking нашел отель, который можно было забронировать на месяц. Все остальные гостницы были расписаны надолго вперед, как я, понимаю, понаехавшими в страну такими же, как я, экспатами. Это была двухзведочная китайская гостиница с гордым названием «Династия», стоявшая на краю деревни посреди поля. Номер стоил 82 евро в сутки. Конечно, он был двое просторнее, чем комната у Шанталь, поэтому я через сайт в Интернете перевел деньги и за несколько дней предупретив хозяйку, стал собирать вещи. Хочу отметить, что жизнь в деревне все же сыграла свою роль в моей легализации — я во всех документах указывал этот адрес и предъявлял договор аренды, поэтому на него пришло приглашение в иммиграцию на получение вида на жительство. Вскоре EU Blue Card была у меня на руках.

— Спасибо тебе, Шанталь, — сказал я ей в день отъезда. — Ты помогла мне в трудное для меня время. Теперь у меня есть вид на жительство, но я все-таки привык к тишине, жить один и вынужден тебя покинуть.
— Хорошо, я понимаю, — ответила француженка. — Только давай уладим пару вопросов. Во-первых, либо ты мне платишь 50 евро, либо сам убираешь свою комнату перед отъездом. Она нужна мне чистая для аренды новым жильцам. И, второе, более главное. Я тут дописала в договор, что пока ты не зарегистрируешься в новом кантоне, я буду удерживать с тебя по 35 евро в день.
— Это еще зачем?
— По местным законам я никому не могу сдать комнату, пока ты в ней будешь зарегистрирован.
— Хорошо, Шанталь, конечно, — сказал я, ставя свою подпись. — Можешь не сомневаться, я быстро встану на учет в новом месте, не будет никаких проблем.
— Ок, вот тогда я и верну твой залог — Security Deposit.

Чтобы не платить, я убрал свою комнату. К слову, Шанталь долго придиралась и просила что-то доделать, убрать пыль, где ее совсем не было — наверное, чтобы напоследок поиздеваться. А потом долго проверяла, не сломал ли я что-то из мебели и нет ли где-то царапин. Я вызвал такси, мы холодно простились и машина повезла меня сквозь поля в гостиницу.

Всю работу в крошечном отеле делали несколько китаянок, причем они и убирали номера, и готовили, и стирали, и отвечали на телефон на стойке регистрации. Войдя в номер, я, наконец, с радостью ощутил тишину и пространство. Наконец я один! Свобода!!! Есть холодильник, но нет плиты. Ерунда! Завтрак у меня включен в стоимость, буду обедать в кафе в рабочее время, но а ужин вообще есть вредно. Перебьюсь йогуртом и фруктами. И не беда, что номер убирают раз в неделю, а полотенца меняют и того реже — потерплю! Главное, что позади остались все эти соседи: водители, строители и бармены со злобными домохозяйками. Теперь только надо зарегистрироваться в новом кантоне, чтобы сняли с учета в предыдущем. И вот тут меня ждала очередная неприятность.

Утром перед работой я приехал в администрацию кантона, чтобы встать на учет. Администрация находилась в другой деревне и мне пришлось долго добираться туда на автобусе. Захожу в кабинет местной чиновницы и представляюсь.

— Здравствуйте. Я Алекс Орлов, приехал работать в Люксембург и вот недавно сменил адрес. Я пришел к вам, чтобы зарегистрироваться в вашем районе.
— Хорошо, дайте, пожалуйста, Ваш вид на жительство и договор об аренде жилья, — сухо сказала толстая женщина-клерк никакой внешности средних лет.
Я протянул ей пластиковую карточку, моего нового местного удостоверения и распечатку бронирования отеля.
— К сожалению, мы не можем вас поставить на учет без договора аренды жилья, — сухо отрезала тетка.
— Да, но я живу в этой гостинице на месяц. Вот бумаги о резервировании и оплате номера. Поймите, мне надо быть где-то зарегистрированным.
— Извините, я ничего не могу сделать. Мы регистрируем только если вы снимаете жилье, иначе это не легально, — продолжала повторят чиновница.
В панике я приехал на работу и начал спрашивать всех, включая кадровика Гарри, что мне делать.

«А ты езжай в центральную администрацию и встань на учет там», — посоветовал мне русский коллега Олег. И все с ним согласились. «Ты пойми, — оправдывался Гарри, — у почти нас нет опыта работы с людьми из третьих стран — мы только начинаем их брать в нашу компанию. В большинстве у нас работают граждане Евросоюза и им не надо становиться здесь на учет. Они приезжают из Франции, Бельгии, Германии, отработают день и едут домой вечером».
Я пошел к начальнику Жану, объяснил ему ситуацию и попросил отпустить меня, потому что вопрос с регистрацией надо было срочно решать.

— Когда же ты, наконец, начнешь работать? — зло мигая и с ненавистью глядя мне в глаза парировал Жак. Лицо Жака дергалось и его мутные серые глаза сверлили меня насквозь. Я представил себя крестьянином-партизаном 1812 года, которого задержали французские солдаты и предоставили этому своему изуверу, заплечных дел мастеру, который будет меня изощренно пытать, а потом обезглавит.
— Вот зарегистрируюсь и задержусь сегодня, чтобы отработать затраченное время.
— Ты очень не дисциплинирован. Все время задерживаешься по каким-то бесконечным делам. Работать надо строго с 10 до 19. И обедать с 12 до 2. Ты меня понял?

Я понимал, что этот человек никак не хочет встать на мое место, что он намного моложе и ему, вероятно, доставляет удовольствие издеваться и показывать мне свою власть. Например, бесконечно без причины пересаживая меня на новые места.

И все же я был отпущен. Сев в автобус, я доехал до центра, где еще долго блуждал и с трудом нашел центральную администрацию. И вот, наконец, я с моим номерком сижу напротив лысого клерка и даю ему документы на регистрацию.

— Вы ведь уже пытались встать на учет в кантоне Диекирх — все это есть в нашей базе данных. Что привело вас сюда? — сухо спросил чиновник.
— Да, но меня не поставили там на учет, потому что я живу в гостинице и у меня нет договора на аренду жилья. В результате я не могу сойти с регистрации в Штейнфорте. Что мне делать?
— По закону, они должны были зарегистрировать вас, но у нас каждый кантон, а их у нас более 100, трактует закон по своему. То, что они делают — это нелегально. Варианта у вас два — либо обращаться к бургомистру района, чтобы он рассматривал вашу ситуацию, либо в суд. Все это займет много времени, гораздо больше месяца, который вы проживете в гостинице.
— Так как же мне быть?
— Съезжайте оттуда как можно скорее. Снимите жилье или гостиницу в центре и тогда наша центральная администрация без проблем зарегистрирует вас.

Я вернулся на работу, весь в нервах, объяснил ситуацию и сел за положенные 50 тест-кейсов. Каждый день перед работой я ездил смотреть по 2 квартиры, а потом ехал в офис. Вскоре меня снова вызвал в переговорку менеджер Жан.

— Алекс, ты совершенно непродуктивен. Это долго будет продолжаться? Я тебя в который раз предупреждаю, что это плохо кончится, — говорил мне начальник. Его глаза часто моргали, огромный рот был оскален и из массивных челюстей с шипением выходил воздух. Длиннющие пальцы огромных кистей барабанили по столу.
— Жан, я тебе объясняю ситуацию. Вот-вот я найду квартиру. Уже было много показов и вроде бы мы достигли соглашения. Как только я перееду и кончатся все эти дела с поиском жилья и регистрацией, я смогу работать в полную силу. Поставь себя на мое место!
— Да никогда я не буду никого понимать и ставить себя на чье-то место!- почти закричал он. — Есть план, ты его не выполняешь!
— Какой конкретно план? Сколько ошибок в программе я должен находить в течение дня? И сколько тест-кейсов выполнять? Ты не называешь ничего конкретно.
— Ты должен измениться, иначе для тебя все сложится очень печально, — заикаясь от злобы сказал он и, ссутулившись, быстро вышел из переговорки.

Я вернулся на рабочее место, а рядом со мной сидел мой коллега — индус Ракеш. Его глаза закатывались от усталости. «Наконец-то ты вернулся, Алекс, так много, как всегда, работы», — выдохнул он. Я глянул на него и подумал, что, несмотря на зарплату в 5000 евро в месяц, он все равно раб. Приехал из Индии в Люксембург, где его познакомили и женили на получившей местное гражданство индуске. Супругу Ракеш никогда не любил, у нее был ужасный характер и она им вертела, как хотела. Будет муж плохо себя вести? Разведется, отправит его домой в Дели и найдет себе другого такого же соплеменника. Ужасная работа, несчастье в личной жизни, зато Европа. А нужна ли такая Европа? Лично мне нет.

«Свое» жилье

И вот, наконец, настал долгожданный день, когда удача повернулась ко мне лицом — я снял квартиру. Откликнувшись на очередное объявление на сайте аренды, назначил встречу с риэлтором. Квартира располагалась на последнем этаже 4-этажного дома в пешеходной зоне самого центра города и стоила всего 1200 евро вместе с коммунальными платежами. Входишь внутрь и попадаешь в комбинированную с кухней гостиную, из нее дверь ведет в спальню. Плазменная плита на пару конфорок, посудомоечная машина, крошечный холодильник, диван, телевизор, кровать на пару мест. Ванная комбинированная с туалетом и стоячее место под душем. В подвале находится прачечная со стиральными и сушащими белье машинами. Что еще надо для жизни холостяка?

— Соседи у вас здесь спокойные, мебель новая, все близко, — расхваливал жилье риэлтор арабского происхождения Дауд Хасани, — здесь рядом несколько магазинов, все в пешей доступности.

Я быстро с радостью подписал договор на полгода и враз отдал более 6000 евро — за первый месяц аренды, комиссию агентству и Security deposit, состоящий из 3 месячных платежей. «Наконец-то я снял свою квартиру! Никогда у меня не было такого опыта, зато теперь живу один! Чего мне стоило найти жилье, но все-таки я победил!» — были мои радостные мысли.
Но реальность оказалась жесткой. Второпях давая согласие на аренду, я не заметил, что дом через улицу накрыт пленкой — оказалось, его полностью перестраивают. Не учел, что на последнем этаже всегда жарко — даже ночью. И, конечно, я представить не мог, как будет шумно жить в пешеходной зоне. Рано утром каждый день в 6 утра начинали работать отбойные молотки и около часа дня все заканчивалось. Как я понимаю, строители начинали и старались завершить работу раньше, пока на центральной улице было мало людей. Только они заканчивали — прямо под окна приходили уличные музыканты, начинал ходить народ, бегать дети. Весь этот праздник жизни продолжался допоздна и заканчивался пьяными драками негров друг с другом и местных алкоголиков. Кроме того, на другой стороне узкой улочке стоял дом и живущие на моем уровне люди все время смотрели мне в окна. Мы могли прекрасно видеть друг друга и они с удовольствием наблюдали за мной: когда я встал, как готовлю пищу и ем, когда пошел в ванную…
Чтобы как-то компенсировать одиночество и бессмысленность бытия на чужбине, я все силы отдавал работе. Но экзекутор-начальник был все время не доволен. Однажды он в очередной раз вызвал меня в переговорную.

— Ну что, Алекс, могу сказать тебе, что все очень плохо. Ты даже не представляешь, как все плохо! Ты совсем не справляешься с работой, — сказал Жан, оскалившись, злобно всматриваясь взглядом серийного убийцы с мешками под глазами. Из его полуоткрытого рта прямо на стол потекла тягучая слюна.
— Как же не справляюсь, когда я абсолютно все делаю? Начальники всех команд, в которых я работаю, довольны, — парировал я.
— Ты не выполняешь план, я тебя предупреждал ранее. Это последнее предупреждение. Еще немного — и я тебя уволю.

Я смотрел на этого параноика, понимая, что он без причины за что-то меня ненавидит и что дело не в работе. Он почему-то назначил меня во враги и уже никогда не успокоится. Надо прекращать это мучение. Ведь я приехал в Люксембург за лучшей жизнью. Я что тут, умереть должен?

— Знаешь, Жан, — сказал я. — Я уже принял решение. Нам надо расстаться.
— То есть как? Ты серьезно? — опешил он и у него почему-то покраснела шея, а лицо, наоборот, побелело.
— Да, мы разные люди и я не буду работать с тобой.
— Ну, хорошо. Компания заплатит тебе еще за 3 недели… Можешь уже завтра не выходить, но по нашим правилам, мы платим сотрудникам, чтобы они подыскали себе что-то новое…

Думаете, мне было грустно? Я ушел с работы в никуда в другой стране и понимал, что, скорее всего, ничего нового не найду. Да я был счастлив и готов был прыгать от радости! Вырваться из этой соковыжималки, сохранить здоровье, не видеть больше злых, раздосадованных, измученных лиц коллег и, напротив, злобных и агрессивных руководителей. Мы живем один раз и не должны терпеть плохие условия и ужасных людей рядом! К тому же я сильно растянул стопу при переезде, когда перетаскивал тяжелый чемодан и почти не мог нормально ходить. И, кроме этого, второпях ударился локтем об угол стены, когда заносил чемодан в квартиру. Локоть сильно болел и распух.
После этого я попробовал найти другую работу. Рассылал десятки резюме в день по всей Европе, размещал на сайтах Monster, Indeed, но предложений не поступало. Стоит отметить, что всегда указывал, что у меня есть европейский вид на жительство и разрешение на работу — не помогало.

Это в Москве на мое резюме на hh.ru я получаю по десятку приглашений на собеседование в день. В Европе же, если речь шла о работе, дай Бог, чтобы раз в неделю со мной пытались связаться. И затем начинается: «На этой неделе вы должны пройти одно собеседование, на следующей следующее, через неделю — еще одно. А затем компания будет пару недель думать, возьмут вас или нет. У нас большой конкурс. Решение вам отправят на имейл. Может быть»… И тут я понял, что в Люксембурге работы просто нет. Страна маленькая и все в нее едут из-за высоких зарплат.

Огромное число французов, немцев, бельгийцев, бегущие из Великобритании англосаксы. В Евросоюзе всего лишь несколько процветающих стран, где есть работа — это Германия, Нидерланды, Люксембург и Швейцария. Из всех остальных европейских стран, включая Скандинавию, где тоже нечего делать, все люди стараются переехать в эту «великолепную четверку». Как результат — жуткое напряжение в обществе, невозможность снять жилье, злость и ненависть к друг другу сквозь улыбки. Мои попытки найти работу в других странах Европы также не увенчались успехом. И тогда я принял решение возвращаться домой в Россию, по которой сильно соскучился. Сожаления не было никакого — я полностью измучился, почти полгода не спал, не видел своих родителей. Тут ведь даже женится не на ком — все девки просто наглые и скандальные уродины! Зачем я сюда приехал? Ведь в Москве я жил в хорошей квартире, у меня была интересная работа, меня ценили… Я сам себе создал кумира, что где-то может быть лучше!

Находясь на чужбине, я понял, как привязан к России. Мощь моей страны, ее размер притягивали и не отпускали. Я вспоминал, как едешь на автобусе в какой-нибудь монастырь — и часами за окном леса, реки и озера, ни жилья и ни души! А наша православная церковь, ее красивейшие службы, добрые бабушки в платочках. Переулочки Москвы у Кремля, в Замоскворечье, в центре города. Наши театры — Большой, Малый, МХАТ, Российской армии. Наша литература — Достоевский, Толстой, Бунин, Куприн, Пушкин, Лермонтов. Наш рок — Виктор Цой, «Алиса», Кипелов, «Наутилус» и многие… Владимир Высоцкий. Бесчисленные музеи. Русский балет. Наши красивейшие русские девушки — с правильными чертами лица, пшеничными волосами, бездонными глазами и точеными ножками!

А здесь — все какое-то маленькое, неуклюжее, кукольное. Народ не знает ничего — ни свою историю, ни искусство, ни литературу. Пустые католические соборы — в них нет ни души. Масса геев, море негров. Женщины — полный ужас. Все толстые, с целлюлитом, покрытые тату и пирсингами, курящие, развращенные, все перепробовавшие и выглядящие в 30 лет на все 50! И в целом бездушные люди вокруг — они показательно вам улыбаются, но глаза при этом злые и, как только поймут, что вы что-то не знаете и где-то дали слабину — сразу же разведут на деньги. Настоящие гангстеры и людоеды, с виду воспитанные. По сути у европейцев нет никаких ценностей и моральных устоев, вернее ценности всего две — деньги и вкусно поесть. Ни сочувствия, ни сострадания, ни искренности, ни дружбы, ни любви. Я представил дальнейшую свою жизнь в этой стране — ты в достатке, никому ничего не делаешь, каждый день ешь в ресторане, потому что больше здесь нечем заняться и так живет подавляющее большинство населения. Проходят годы, ты стал толстым, все равно злым и чем-то вечно недовольным, как все кругом эгоистом и потребителем. Только покупаешь все больше товаров, но это не приносит тебе счастья и удовлетворения. В твоей жизни нет дружбы и любви, потому что окружающие не способны на это. И вся она только за деньги и ради денег. Это что, предел мечтаний?

Бессмысленная жизнь и ад после нее. Уж как мы, русские, в последнее время испортились, но в Европе все во много раз хуже! Хочу ли я, чтобы мои дети росли в таком обществе и становились ничего не знающими толстыми дебилами? Конечно нет!

Эх, пора домой! Но перед тем, как вернусь, решил я, надо, пользуясь тем, что пока здесь, посмотреть близлежащие страны — Бельгию, Германию и Францию и уже потом ехать домой. И отправился в путь.

Бельгия

Сперва я поехал в Брюссель. От Люксембурга туда идет поезд — 4 часа и вы в столице Бельгии. Сидишь, смотришь в окно и видишь заросшие лесом красивые горы, европейские ухоженные деревеньки. Всегда хорошо быть туристом в чужой стране, не сталкиваясь с жизненными трудностями, а видя только все самое красивое и интересное. Приезжаю в столицу, выхожу на центральном вокзале и чувствую: что-то не так. Огляделся вокруг — ни одного белого лица! Вокруг одни африканцы и арабы. Вот это да! Столица королевства, центр Европы! Построив маршрут по Гугл-картам, добрался до забронированной на Букинге гостиницы. Портье-араб тепло встретил меня и, узнав, что я русский, буквально полез обниматься, рассказав, как доехать до главных достопримечательностей. Когда-то красивый город поражал своим былым величием — чего стоит площадь Гран Плас с Ратушей, Домом короля и позолоченными зданиями гильдий, многочисленные величественные соборы, огромный Музей изящных искусств, два королевских дворца… Есть в Брюсселе и современная часть с невысокими небоскребами, где располагаются Еврокомиссия, Европарламент, штаб-квартиры ведущих европейских корпораций. И рядом с этими зданиями, причудливой смеси стекла и бетона, на лавочках спят бездомные беженцы из Африки. Вообще находясь в Брюсселе ни в коем случае не чувствуешь себя в европейской столице — по улицам ходит масса женщин в хиджабах, море арабских лавок, обшарпанные кварталы с выходцами с Ближнего Востока. Никакой агрессии не чувствуется, все общаются культурно — все-таки европейское образование и образ жизни постепенно обтесывает. Но все равно как-то не по себе — не хочется быть расистом, но кажется неправильно, что восточная культура полностью замещает и вытесняет другую — европейскую. Белый человек в Брюсселе — редкость и вымирающий вид. А вот на севере Бельгии, в городах Антверпен и Гент, где проживают фламандцы, европейцев гораздо больше приезжих. Сразу же виден разный уклад жизни фламандцев и валлонов. Если на юге Бельгии, ближе к Франции, люде говорят по-французски, любят вино и рестораны, дородные, толстые и ленивые, то на севере все на велосипедах, спортивные, подтянутые и очень добродушные. Проблемы страны — огромный государственный долг, высокие налоги, неконтролируемая миграция (не получив статус беженца во Франции, многие нелегально переезжают в Бельгию), невозможность найти работу, если ты не айтишник. К слову, мне нередко предлагали пройти собеседование в компании, которые находятся в разных частях этой страны. Хотел бы я жить в этой стране? Конечно, нет. Здесь все чужое, очень эгоистичные обособленные люди и ужасно скучная, бессмысленная жизнь. Страна маленькая и увидеть здесь все можно за две недели. А что делать дальше и, главное, зачем, я так и не понял.

Нидерланды

Далее мой путь лежал в Нидерланды. Вот где мне по-настоящему понравилось! Мне кажется, что сегодня Голландия — лучшая страна Европы. Гаага — красивейший, вылизанный до чистоты город с интереснейшей архитектурой и типично голландским жизненным укладом. Замки, дома, даже мечети — все из красного кирпича с белым обрамлением вокруг окон. Но, главное, как всегда люди. Приехав сюда, я почувствовал, что со мной что-то не так. Пригляделся — вокруг все выше меня. Дело в том, что голландцы — самая высокая нация в мире. Для девушек рост 1.80 м — нормальное явление, мужчины — 1.90, а нередко и выше 2 метров! И столько велосипедов вокруг — под них везде выделены отдельные велодорожки. Нередко видишь как какая-нибудь красивая рыжая девушка едет на свидание, повесив сумочку прямо на руль. Пенсионер с седыми кудрями и окладистой бородой едет из магазина, впереди крепится ящик с продуктами. Высоченная блондинка с вьющемися по ветру волосами везет на специально удлиненном багажнике трех детей. И еще они очень любят воду. Нередко на канале рядом с жильем стоит моторная лодка или катер, человек садится в него и в костюме едет на работу. Люди необыкновенно красивы, спортивны, хорошо сложены. Потомки пиратов, предприимчивые и оптимистичные, с веселым и добродушным нравом, настоящие европейцы. Много голубоглазых, блондинов и рыжих, все прекрасно говорят по-английски. А как красивы каналы в Амстердаме, много зелени, полная свобода, возможность забить косяк в кофешопе! Со стороны, когда не сталкиваешься с трудностями регистрации, поиска жилья и работы, кажется, что жизнь здесь — праздник. У меня есть друг-программист Валера. Два года назад он по интернету нашел здесь работу, живет и не бедствует. С коллегами-голландцами каждые выходные колесит по стране на велосипеде, может даже от Амстердама до Антверпена так доехать. Но в последнее время мне признался, что скучает по России. Конечно, очень интересно поездить по этой стране. К слову, я был в Роттердаме — это типично американский город со множеством небоскребов и совершенно без души. Все дело в том, что немцы почти полностью разбомбили Роттердам во время Второй мировой, поэтому снова отстраивали город уже по другим лекалам. Утрехт — маленький провинциальный город, где жизнь течет неторопливо, в Эйндховене базируется «Филлипс» и множество других технологичных компаний, а старинные дома по соседству прекрасно уживаются с современными стекляшками. Стоит ли жить в Голландии? Только в Амстердаме и, может быть, в Гааге. Жизнь в этих городах бьет ключем, есть много ресторанов, музеев, театров — все работает допоздна. В общем, можно себя чем-то занять. Но, конечно, я бы никогда не рекомендовал никому ехать в чужую страну одному — вы все равно рано или поздно будете скучать. Переезжать надо только со своей половинкой. К тому же, как я понял, для голландцев мы слишком маленькие и у них свои стандарты красоты. Поэтому найти здесь кого-то для брака приезжему иммигранту, у которого ничего нет, вряд ли удастся.

Германия

Я нередко бывал в Германии, а из Люксембурга до нее рукой подать. Древнейшей город Трир с доисторической римской аркой и музеем-квартирой Карла Маркса, Саарбрюкен, Штутгарт и даже Дюссельдорф — все это достижимо поездом или автобусом. Объединяет эти города, конечно же, жизненный уклад — везде есть пешеходная зона из нескольких пешеходных улиц, куда высыпают люди после работы и где можно отовариться в магазинах и попить пива в ресторанах. Кухня у немцев не замысловатая — жаренное мясо, картошка, бургеры и пиво. Последнее, конечно, выше всяческих похвал. С немецким пивом прекрасно комбинируется вся их еда, как будто она была придумана под этот напиток. Очень вкусный шоколад, кондитерские изделия. Огромный выбор товаров, продуктов, все дешево по отношению к зарплате. Рядом с ресторанами и прямо в барах легально работают проститутки, так что, дернув пива, шнапса или рейнского вина, можно сразу, «не отходя от кассы», подняться с арендованной дамой в апартаменты. Работы — море, масса айтишников из России сюда перебираются и трудятся на благо новой родины. Казалось бы, живи и радуйся. Да вот только не радовался я — видя вокруг все эти лица. Как человек, выросший в советское время, понимал, что эти люди мне чужды. Мои родные очень пострадали от фашистов: мой дедушка пал в бою под Калининградом, а родители моей бабушки со стороны мамы были евреями и жили в украинском селе. Началась война и бабушка, ее братья и сестры, уехавшие в Россию, умоляли родителей уехать и хотели забрать их. Но мой прадед Гирш ответил детям: «У нас в соседнем селе живут немцы — добросовестные, порядочные, хорошие люди. Мы всегда имели с ними дело и они никогда нас не обманывали. Не волнуйтесь, они нам ничего не сделают». Но то были другие немцы, которых царь Пётр I пригласил из Германии и их дети поколениями жили на просторах Украины. А тут пришли фашисты. Прадеда как еврея они закопали живьем, а прабабушку Беллу-Риву поместили в грузовик-душегубку с газовой камерой. Но и это еще не все. У моей бабушки со стороны отца была бабушка Евдокия. Они с мужем Григорием жили в деревне в Тверской области. Когда началась война, деревня оказалась на оккупированной территории — в нее вошли лютые эсесовцы из подразделения «Собачья голова». Евдокиипод страхом смерти пришлось разместить в доме многих фашистов, стирать им и готовить. Когда они ели, очень любили соревноваться между собой — кто громче рыгнет и пукнет. В конце войны немцы стали уходить из деревни и взяли с собой мирных жителей как заложников. Фашисты ехали впереди, а сзади шли грузовики с женщинами, детьми и стариками в надежде на то, что советские солдаты не будут стрелять по своим. Людям повезло — их бросили в деревне в Псковской области, где их на время пустили в свои дома местные жители. Истопили баньку, Григорий принял ее и под утро умер от инфаркта — старого человека после всех перипитий покинули силы. Евдокия вернулась в свою деревню, сожженную перед отступлением немцами дотла. Пыталась восстанавливать дом, но через полгода умерла сама.

Помня все это, да и многие советские фильмы про борьбу с фашистами, я все время думал, что предок вот того работающего в кафе официанта или едущего в авто офисного клерка мог спокойно стрелять в моего деда в Калининграде или закапывать прадедушку под Днепропетровском. Их многочисленные полицейские с собаками и автоматами, мне представлялись работниками концлагерей. Глядя на всех этих похожих на фашистов из фильмов людей, холеные и сытые лица их потягивающих на скамейках пивко «ветеранов ВОВ», я понимал, что я лучше умру от голода, чем когда-нибудь буду жить среди этих и работать на благополучие страны, зверски убившей моих родных. Изменились ли немцы за 70 лет, стали ли демократами и цивилизованными европейцами? Никогда не поверю! Все прошлое сидит в них и обязательно когда-нибудь выплывет наружу!

Франция

Любой культурный человек должен хотя бы раз в жизни побывать в этой самой посещаемой в мире стране. Интереснейшая история с красивыми замками, дворцами, имениями аристократов, множеством соборов, музеев и достопримечательностей. Философов, писателей, художников, композиторов, различных людей искусства можно перечислять до бесконечности. А французская еда — их коньяки, вина, сыры, мидии, устрицы, фуагра! Кухня, несомненно, лучшая в мире. Множество бывших колоний и сегодня зависящих от Пятой Республики, ядерное оружие, огромное влияние на мировую политику. Французские города, такие разные, но интереснейшие и красивые — Париж, Страсбург, Марсель, Тулуза, Нант и множество других. Лазурное побережье с идеальными пляжами и отличным сервисом — Ницца, Антиб, Канны, возможность за считанные минуты доехать на поезде до Монако.

Побывав во Франции, многим хочется остаться здесь жить. Но не надо путать туризм с иммиграцией. На первый взгляд, вокруг братья — цивилизованные европейцы, демократы, свободные люди. Некоторые мужчины-французы действительно красивы — вот идет в стильном костюме стройный красавец с черными вьющимися кудрями, бородкой-дартаньянкой и холодными голубыми глазами. Просто модель. Или ладно сложенный блондин в желтом поло выходит из красного «Ягуара». Ну просто мечта женщин! Однако, знаете ли вы, насколько жадны и изощренны эти французы? Под чарующей улыбкой (впрочем, глаза у них никогда не улыбаются), галантными речами и красивыми фразами скрывается коварство и изощренный ум. В ресторане девушке придется платить за себя самой — за копейку эти генетически жадные люди готовы умереть в прямом смысле. В браке французы обычно деспоты, будут женой непременно крутить-вертеть, всячески манипулировать (помните, они очень хитрые!), а потом, в конце концов, обязательно разведутся, оставят с ребенком и найдут другую.

Красивых француженок я не встречал, хотя слышал, что они есть. Но те, кого из местных девушек я видел и о них отзывались как о красавицах — по нашим меркам на 3+, не более. И при этом пресыщенные, наглые с ничего не выражающими глазами, как у кукол. Вообще во Франции если видишь красивую девушку, при знакомстве оказывается, что она из России или с Украины. Однажды я спросил моего приятеля-португальца Жоржа о его опыте встречи с француженками. «Что-ты, забудь, даже не думай!», — эмоционально замахал руками он, — «Француженка будет любить только себя и считать, что весь мир должен вращаться вокруг нее. Я так с несколькими пожил, полностью вылетел в трубу, а теперь нашел скромную девчонку из Португалии и собираюсь жениться на ней».

Вы когда-нибудь работали с начальником-французом? Это лучшие рационализаторы! Из вас со страстью будут выжимать соки, вы будете работать за пятерых, а потом вас все равно обгладают и выкинут, как выжатую кожуру от апельсина. Кроме того, босс будет непременно втаптывать вас в грязь, показывая вам свое место. Исторически во Франции очень кастовое общество и, даже работая в другой стране, французы не могут изменить менталитет. Мне неоднократно предлагали обсудить работу программистом, но в процессе собеседования с потенциальным французским боссом выяснялось, что придется еще и тестировать программы, и заниматься изучением рынка, и настраивать компьютеры в офисе, и общаться с клиентами.

Конечно, нельзя игнорировать тот факт, что Франция — интереснейшая страна. Прекрасный климат, есть горы, лавандовые поля, два моря, пальмы. В Париже — десятки музеев и театров, жизнь бурлит. К слову, попадая в столицу, оказываешься в полном интернациональном винегрете. Чопорные французские пенсионеры в жилетках, негры в майках и кепках, арабки в хиджабах, индусы в сарах. Жизнь бурлит круглые сутки — работают магазины и рестораны, стрип-клубы, ревут автомобили, ночи напролет орут и запускают фейерверки толпы футбольных фанатов. К слову, во время футбольных матчей начинается массовый психоз — на улицы высыпают все от детей до стариков, на лицах изображен французский триколор, и начинают орать, танцевать, прыгать. Попадая в такую толпу, понимаешь, что тебя могут легко раздавить и даже этого не заметят. И глядя на этот массовый психоз, сомневаешься: нормальные ли вообще эти люди или может быть ненормальный для них я? Хочешь выбраться, но на соседних улицах такие же толпы, гуляет весь город. Видели бы предки нынешних граждан Пятой Республики, что стало современными идеалами их потомков — на смену доблести, чести, долгу пришли деньги, рестораны и футбол.

Нынешний глава государства Эммануэль Макрон — отдельная песня. Никому не известного человека за полгода до выборов надули как шарик и сделали президентом богатые люди. Женат на даме, годящейся в матери… И понеслось. Не желающим работать иммигрантам — добро пожаловать в страну на пособие, зарплаты — где можно не повышать и даже сократить, рабочий день — увеличить. Дать максимальные права бизнесу увольнять своих сотрудников. Люди выходят на демонстрации — их жесточайше избивает полиция. Гулял у Елисейского дворца, его резиденции — несколько кварталов ежедневно оцеплены стоящими друг за другом автомобилями с вооруженными охранниками, полицейскими, солдатами. Так в мире не охраняют никого. И ходишь по городу — постоянно натыкаешься на патрулирующих улицы солдат в полной экипировке и с оружием на перевес. Глянешь на них — посмотрят так, как будто сейчас выстрелят.

Конечно же, нельзя не отметить ихние галереи искусств. Лувр — огромнейший музей, здесь, наверное, самое большое собрание картин в мире. Проходив по нему 8 часов я понял, что не увидел и пятой части всего выставленного. И вот ходишь по залам, смотришь полотна французских мастеров и видишь на них лица французских средневековых разбойников, палачей, инквизиторов. А выйдя на улицу и сев где-нибудь пообедать видишь такую-же рожу, как будто с картины, которая сидит неподалеку или даже тебя обслуживает.

Прихожу я однажды в уличное кафе позавтракать. Меня начинает обслуживать пожилой официант — интеллигентного вида седой мужчина в очках и с бородкой. Еще только 11 утра, кафе работает уже час, а этот человек уже так устал, что мало что понимает и вот-вот упадет. Им на повышенных тонах командует молодой начальник и требует очень быстро обслуживать много столиков. Я долго наблюдал за старым французом, который на негнущихся ногах и с безумным выражением глаз в конце-концов принес мне остывший и невкусный завтрак, слегка пролил кофе на стол, и очень ему сочувствовал. Наверняка разведен, обобрала бывшая жена, снимает где-нибудь крошечную коморку и каждый день работает за гроши на износ без каких-либо перспектив. Случись с ним что, заболеет или даже умрет — никто не посочувствует и не поможет, сразу же найдут другого работника и процесс продолжится. Бездушные люди, на уме у которых только деньги и удовольствия — ни свободы, ни равенства, ни братства.

Люксембург

Люксембург — конституционная монархия во главе с великим герцогом Анри. В 2013 году демократическая партия выигрывает выборы и премьером становятся Ксавье Беттель, монарх утверждает его кандидатуру. К слову, премьер-министр Люксембурга — гей и женат на мужчине — бельгийском архитекторе Дестенейе Готье. Люксембург был одной из стран-основательнец Евросоюза — в деревеньке Шенген в 1985 году было подписано соглашение «О постепенной отмене проверок на общих границах», положившее начало единой Европы. Население — около 600 тысяч человек, размеры — примерно 30 на 70 километров. Страна не ведет войн и не лезет в международные авантюры, а делает деньги на банковском секторе и страховании. Люксембург находится на пересечении путей в самом сердце Европы. Здесь стабильный политический строй, десятилетия нет войн и революций, в ходу немецкий, французский, люксембургский языки и серьезные налоговые льготы для компаний. Благодаря этим факторам крупные холдинги открывают здесь свои офисы, а богатые люди со всего мира делают вклады в местные банки. Интересных достопримечательностей нет — старый город можно обойти за час, Музей искусств очень посредственен. Местная кухня крайне примитивна — сардельки или жаренное мясо с картошкой. Вина хорошие, но не ахти, местное пиво как будто один раз уже кто-то выпил.
Попав в Люксембург, который многие для краткости называют просто «Люкс» туристом или на работу, первое время ощущаешь, что все нереально классно и от этого сносит крышу. Прекрасные дороги, чистота и безопасность. В магазинах огромный выбор товаров и продуктов. Сыры из Франции и Бельгии, конфеты из Швейцарии, Бельгии и Германии, фрукты и овощи из Италии, Испании, Португалии. 100 граммов роскошного французского камамбера стоят 2 евро, килограмм испанских апельсин — 1 евро! Имея зарплату в 5000 евро и получая на руки 3300 в месяц, это просто ничто! Пообедать в ресторане 20-60 евро на персону. Проездной на все виды транспорта — 50 евро в месяц. Красота! Я, наконец, в спокойном месте, самом богатом по доходам на душу населения государстве мира! Жизнь удалась! Вот то место, где надо заводить семью и растить детей. Но не все так просто и постепенно глаза начинают открываться на серьезные трудности жизни в Великом Герцогстве.

Главная проблема — невозможность снять жилье. Страна маленькая и поэтому мало квартир сдается в аренду. Риэлторы жульничают и ведут себя, как хотят — требуют отправить им копию паспорта и трудовой договор с указанием зарплаты через Интернет. А потом могут не прийти на встречу или в любой момент перестать с вами общаться. Собственники жилья, не торопясь, подыскивают себе тех жильцов, которые им больше всего понравятся и, скорее всего, такими будете не вы. Русский, новичок в стране, без гражданства Евросоюза, с зарплатой гораздо меньше местных бонз — зачем сдавать жилье вам, когда есть много других желающих? Таким образом, много месяцев приехавшему работнику придется снимать комнату, терпеть плохих соседей и наглых арендодателей и постоянно, в дополнении к работе искать жилье и бегать по инстанциям, готовя море бумажек для получения временного вида на жительство. Кроме этого, собственник жилья будет все время показывать вам свое место — контролировать, как вы используете, например, стиральную машину и если вы ее не в то время включаете грозится оштрафовать вас или вообще ее увезти. Хотите стирать? Покупайте свою! К тому же в Люксембурге почти невозможно снять меблированную квартиру — поэтому мебель тоже скорее всего придется покупать самостоятельно. Въезжаете в пустое жилье, сначала берете кровать, затем стол, стулья и так, постепенно, обрастаете имуществом. Нет своего угла, зато есть на чем сидеть.
Вторая проблема — огромная конкуренция между людьми. Напомню, что в основном работают в Люксембурге приезжие французы и бельгийцы. Эти жадные, склонные к фанатизму умереть за деньги люди, будут на вас стучать, требовать выполнять планы выше всяческих человеческих возможностей и выжимать все соки. Не нравится? Уволят в два счета и тут же возьмут другого — желающих сюда попасть море со всего мира и в любом отделе кадров лежат сотни резюме, чтобы легко заменить любого сотрудника. И везде, во всех компаниях так — это здесь традиция. Когда я ехал в местный аэропорт, возвращаясь домой в Россию, видел много людей с грустными лицами и багажом, покидавших эту страну. Их пригласили сюда, никак не помогли обустроиться, а затем измучили, выжали соки и выбросили.

Третья проблема — слабо развитая инфраструктура. Магазины закрываются в 20 вечера, а в воскресенье вообще не работают. Рестораны — в 22:30. Последний автобус идет в лучшем случае в 23:30. Редко ходят автобусы в кантоны — раз в час, на выходных — раз в 3 часа. Жить неудобно, все надо планировать, заниматься нечем, общаться, кроме коллег не с кем.
Четвертая проблема — массовый заезд африканцев. Приезжают совершенно дикие, не желающие работать люди и начинают рожать детей одного за другим, чтобы было больше пособие. Государство снимает им жилье и платит. И когда ты смотришь на местных жителей — никчемных, бесформенных, рыхлых мужчин (и таких же женщин), зависающих в баре и ничего больше не хотящих от жизни и сравниваешь с огромными черно-фиолетовыми мощными африканскими мачо, то понимаешь, что пройдет время и эта страна больше не будет принадлежать коренному населению.

Хочу ли я, чтобы мои будущие дети жили здесь? Чтобы они ассимилировались, потом смешались с африканцами, приняли ислам, стали геями? Чтобы мой род стал черным? Конечно, нет. Я уважаю все народы, но хочу, чтобы мои потомки сохранили свои кровь, гены, культуру, Православие, говорили по-русски и были белыми. И в этом нет никакой межрассовой ненависти. Возможно ли это в нынешней Европе? Конечно нет! Я не хочу здесь жить, поэтому с радостью, наконец, еду домой в Россию!

Россия

И, вот, наконец, я в аэропорту «Внуково». Вежливый пограничник, шутя, ставит мне в паспорт штамп о прибытии и я еду на квартиру к родителям. Я жил от них отдельно, но думал, что уезжаю навсегда, поэтому вторую квартиру они сдали на год. Ну, ничего! Как же я соскучился по моим родным папе, маме, бабушке! И как я мог их бросить? Зачем?! И вот я приезжаю в мой спальный район и удивляюсь красоте. Да-да, красоте свисающих вниз ветвей акаций, елей, сосен после дождя. А как красиво подсвечен центр Москвы вечером! Вокруг — такие близкие лица и родная речь. Вхожу в дверь, обнимаюсь с родителями, не нарадуемся друг другу. И я вижу, что даже моя двушка в пятиэтажке — дворец по сравнению с тем жильем, где я жил в Люксембурге.

К слову, в люксембургской арендованной квартире я прожил всего два месяца, а договор был на полгода. И когда я предупредил агентство недвижимости, что хочу его расторгнуть и съезжаю, риэлтор-араб не приехал на встречу. И потом мне не вернули Security Deposit в 3600 евро, требуя, чтобы я платил до конца срока аренды. Бог с ними, с деньгами! Я не европеец и не убиваюсь за них. Слава Богу, вернулся домой живой, хотя, может, и не совсем здоровый.

Еще два месяца после приезда я приходил в себя. Поседели волосы на висках, болела растянутая нога, никак не проходил опухший локоть. Я чувствовал, что я смертельно устал — спал почти целыми днями и никак не мог выспаться. Во мне совсем не было сил и не хотелось ни с кем общаться и вообще ничего не хотелось. Но все же я был бесконечно счастлив вернуться в родную страну и ни секунды не жалел и никогда не пожалею об этом. Страну, где я снова буду путешествовать каждые выходные — смотреть русские села, города, монастыри. А захочу — поеду на Алтай, Байкал. Есть интереснейшие туры на Камчатку, в Приморье и даже на Сахалин с Курилами. Может быть съезжу в Китай, но в Европу я точно больше не поеду — наелся под завязку! Страна с моими людьми, красивейшими девушками, вкусной едой и неограниченными возможностями для программиста. Я обязательно найду работу, женюсь, заведу детей. Мы будем вместе путешествовать, да и родителей я никогда не брошу. И как бы не было тяжело родной стране, я приму все трудности вместе с ней и больше ни за что не поеду в иммиграцию.

Мысли о Европе

Что я могу сказать о своем опыте жизни в Европе? За все время пребывания там я не встретил ни одного нормального, доброго, искреннего человека. Вроде бы у местных все есть — дома, машины, высокие зарплаты. А счастья, радости, смысла жизни нет. Вам часто улыбаются в магазинах и ресторанах, где вы платите деньги, но глаза улыбающихся всегда злые. Дадите слабину, покажите незнание законов — этим тут же воспользуются и выжмут из вас деньги, которые здесь смысл жизни. Ни дружбы, ни любви, ни сострадания, ни искренности — только деньги и удовольствия на уме у этих людей. Зато я получил закалку, никого теперь не боюсь и не стесняюсь. Стал умнее, научился быстро решать вопросы. Стал лучшее разбираться в людях и в жизни.

Я годами думал, что в Европе жизнь лучше, сильные менеджеры и работодатели пекутся о своих работниках. А по факту плохая компания-соковыжималка заманила меня в свои сети, наобещала с три короба и ничем не помогла адаптироваться, бросив в чужой стране и в новых условиях на произвол судьбы. И поставила в подчинение психически больному начальнику.

И еще мне было очень одиноко одному. Иногда мне казалось, что я нашел друзей. Например, в самом начале работы в компании мой начальник Жан несколько раз приглашал меня вместе пообедать, это же делала домовладелица Шанталь. Они доброжелательно общались, улыбались и сочувствовали моим трудностям. А потом, задав множество вопросов и мои определив слабые стороны, использовали это против меня. В России нет демократии, плохая экономика? Приехал навсегда, хочешь здесь остаться? Значит, этот этому парню некуда деться — можно выжимать из него соки по полной и незаслуженно издеваться. И как только они выведают все, что нужно, совместные трапезы тут заканчиваются. Русскому человеку покажется, что если кто-то ходит с тобой обедать, значит он приятель. Ан нет. Поэтому мой вам совет — никогда не обедайте с европейцами, если вы от них зависите, не делитесь с ними мыслями и не давайте о себе никакой информации.

Отмечу сразу — в иммиграцию надо ехать семьей. Если вы в одиночестве в чужой стране — депрессия обеспечена. Вы забудете худшее и будете помнить только лучшее и постоянно думать о родине. Многие едут и надеются найти в новой стране вторую половинку. Если вы — мужчина, то нормальную девушку найти не реально. В Европе почти нет красивых девушек, все даже на трешку давно разобраны. Кроме того, вы здесь гастарбайтер, у вас ничего нет, а жительницы Европы довольно меркантильны. Вот и остается выбор — либо найти африканку (они готовы на любого белого мужчину, который хоть как-то легально здесь находится), либо стать геем, каковых здесь великое множество.

Многим русским девушкам хотелось бы выйти замуж за иностранца. «Жить в нормальной стране», «все европейцы — настоящие джентльмены», «растить детей в Европе ради их будущего» и прочие подобные аргументы нередко услышишь или прочитаешь на форумах. У меня вопрос — вы готовы жить с маниакально жадным человеком, который считает каждую копейку? Подавляющее большинство европейцев именно такие. Вам придется идти на самую простую работу, чтобы обеспечить себя, европейский муж не будет вас кормить. Вы готовы поменять жизненный уклад и попасть в какую-нибудь европейскую деревню, где после 7 вечера останавливается жизнь? Вы готовы жить всю жизнь с абсолютно не любимым, выросшим в другой среде, чужим вам человеком? Ведь чем больше лет лицезреешь эту толстеющую, чуждую физиономию, тем больше думаешь — зачем мне все это? Вы готовы жить скучно — без друзей, только своей семьей? Вы готовы бросить старых, нуждающихся в помощи родителей? И, главное, вы готовы ассимилироваться, отбросить свои корни и стать, как они? Если да, то ради чего? И горькая правда заключается в том, что своими вы никогда не станете и хорошо жить быть может будут только ваши дети. И то не факт. Для того, чтобы говорить без акцента на другом языке, на нем надо общаться с детства. А услышав акцент, вы для местных уже чужие и совсем не желанные. И вам будут улыбаться, но в глазах сверкать мысль: «Понаехали эти русские, у нас работу и мужчин отнимают».

Другая серьезная проблема Европы — ТАМ НЕТ РАБОТЫ! Если в Москве я размещаю резюме программиста на HH.RU и мне приходит по 10 предложений в день, то разместившись на Monster.com, который видит вся Европа. получаю максимум 1 приглашение на собеседование в неделю. Хотя в моем резюме указано, что у меня есть европейский вид на жительство и разрешение на работу. Не верите — попробуйте сами!

И конечно же главная проблема — неконтролируемая миграция. Из Африки сыпятся негры, с Ближнего Востока — арабы. Государства Европы их охотно берут, платят большие пособия, предоставляют квартиры. Хотят ли этого местные жители, у них никто не спрашивает. Динамика заезда пугает. И часто видишь типичную картину — толстые люксембуржцы сидят в ресторанах с красными от пьянства лицами, а мимо проезжают черные семьи с колясками. Родители как правило высокие и крепкие. Детей обычно не меньше 5 — трое идут с родителями, еще один в коляске и один в животе у матери. Видя все это, я, конечно же, понимал, что все это делается по чьему-то злому умыслу. Если политики не останавливают эти процессы, значит, они в этом заинтересованы. Или же просто тотально коррумпированы и полностью куплены. Вопрос — кому это выгодно: засорять свою страну дикими приезжими с мутным прошлым, вести оголтелую гей-пропаганду и все беды сваливать на русских? Ответ, как мне кажется, очевиден — это нужно Америке, чтобы ослабить всех и управлять миром. Вот и у нас, если не дай Бог, победит какой-нибудь купленный Западом либерал, первое, что он сделает — пустит в страну мигрантов и разрешит однополые браки. Делается это, чтобы территорию населял не народ, а какое-то безвольное месиво противоположных индивидов, а людей ничего не объединяло и ими было легко управлять. Как говорится: «Разделяй и властвуй».

Время европейцев закончилось и все их карты биты. Могу сказать, что для простого человека там очень плохая жизнь — гораздо хуже, чем у нас. Будущее Европы — ислам и африканизация. Началось с потери морали, а заканчивается потерей идентичности. Современная Европа ни на что не способна — европейцы могут только подчиняться США и вести переговоры с Россией (при этом сами абсолютно не договороспособны), чтобы в очередной раз ее обмануть и как-то на этом нагреть руки.

Аргументы потенциальных эмигрантов

Ну и напоследок, хотелось бы поспорить с аргументами некоторых потенциальных эмигрантов из нашей страны. Итак, пишу их крылатые фразы, почему стоит уезжать и даю свои доводы.

— В России дикая коррупция, а на Западе ее нет

На Западе есть коррупция и ее не меньше, чем в России. Ненужные дорожные работы, точечная застройка, пролоббированные госзакупки, нагревание рук на войнах и иммиграции — вот далеко не полный список. Например, в деревне, где я жил, рабочие делали 20 метров дороги. Возились все 2 месяца и далеко не закончили работы. Компания, где я работал, сбывала в госструктуры недоработанное и недотестированное программное обеспечение — явно, наверняка, не просто так. Строительство ненужных торговых и бизнес-центров, лишние ремонты за государственные деньги — все это присутствует в больших количествах. Казнокрадство в Европе имеется и цветет махровым цветом.

— У нас в России нет свободы

В ответ я всегда хочу спросить: «А что Вы понимаете под свободой и какая свобода Вам нужна»? Лично я чувствую себя абсолютно свободным, делаю и говорю все, что хочу. Попробуйте, например, на работе в Люксембурге сказать что-то плохое про местного монарха. Или про нелегалов-африканцев. Или про геев. Про вас сразу же донесут и вас уволят. И где здесь свобода? В Европе действительно много свободы касаемо личной жизни — совсем скоро наверняка разрешат педофилию и осталось только принять закон, разрешающий совокупление с животными в публичных местах. Но при этом свобода вас нещадно эксплуатировать, незаслуженно издеваться и без причины уволить всегда на стороне капиталиста и здесь вы ничего не докажете. Вам нужна такая свобода? Мне нет.

— Россия — отсталая страна в плане технологий, а я хочу жить в развитой стране

Может быть мы в чем-то и отстали, но только не в информационных технологиях. Знаете ли вы, что Москва впереди планеты всей по применению информационных технологий? Приложения «Активный гражданин», где каждый житель города может дать идею, проголосовать и участвовать в управлении городом. Или портал Gosuslugi.ru, через который можно заказать почти любую справку, записаться на прием к врачу. Ничего подобного я не видел в хваленом Люксембурге. А уж наше оружия, военных, хакеров, программистов и ученых уважает весь мир.

Есть, напротив, море минусов жизни в развитых странах. Это огромная конкуренция между людьми — в западные государства стремятся люди со всего мира. Работодатели пользуются этим и результат — жесточайшая эксплуатация и бесчеловечное отношение к работнику. И, конечно же, мало работы по сравнению с числом желающих работать. На одну вакансию в кадровый отдел компании приходят сотни резюме со всего мира. Как вы думаете, какова вероятность, что вас заметят? И еще — вы готовы так работать, что ни на что больше не хватало сил и потом умереть в 40 лет от инфаркта или инсульта? Лично я — нет.

Другая проблема — невозможность найти вторую половинку. Если в России есть много красивых женщин, то на Западе их мало и высочайшая конкуренция среди мужчин. Да-да, в странах Запада есть много красивых, стильных и хорошо следящих за собой (правда, при этом совершенно бездушных) женихов и местная девушка вряд ли вас выберет. Вам нужна такая конкуренция? Или может быть лучше жить в России — стране, где самые красивые девушки в мире (уж вы мне поверьте!), найти себе жену и нормально зарабатывать хорошие деньги, быть востребованным, не теряя здоровья? Лично для меня главное — не престиж страны, ее место в рейтингах, авторитет, а то, насколько мне хорошо и комфортно в ней жить. В Люксембурге мне было очень плохо, в Москве я прекрасно живу и чувствую себя счастливым. Будьте уверены — есть масса плюсов жизни в развивающейся стране, куда не стремится сброд со всего мира и где можно спокойно жить, реализовывать себя и воспитать своих, русских детей.

— На Западе честные выборы и власть принадлежит народу

Мой ответ — ни в одной стране нет честных выборов и власть нигде не принадлежит народу. Яркий пример — Макрон, рейтинг которого финансовые круги «надули» за полгода и он выиграл выборы. Возмущению немцев курсом Ангелы Меркель нет предела, а она все время избирается на новые сроки. В США Хиллари Клинтон набрала на миллион больше голосов, чем Дональд Трамп, а выборщики выбрали его. Примеров великое множество. Поэтому вопрос не как выбирают, а как считают. И имеющая деньги элита в любой стране найдет, как посчитать голоса в пользу выгодного им кандидата.

— У нас плохая медицина

В России нормальная медицина, ничем не хуже, чем в странах Европы и Северной Америки. Только если там все за деньги, у нас еще есть много вариантов лечиться бесплатно. Мне довелось лечить зуб в Люксембурге, когда у меня выпала пломба. По интернету я нашел стоматолога и приехал в его кабинет. В предвкушении прибыли у врача сразу же загорелись глаза. Он назначил два визита, чтобы поставить одну пломбу и лечение обошлось мне в 250 евро. И ничего необычного в методах лечения я не заметил. Так что, поверьте мне, медицина на Западе хорошая для тех, у кого есть деньги. Если Вам нечем платить — можете умереть на скамейке рядом с клиникой, куда вас никто бесплатно не пустит.

— У нас не будет пенсий

Уж во что я верю, что пенсии обязательно будут. Вопрос, конечно, какие. Вы думаете, что сумеете себе заработать высокую пенсию в Европе? Если вы живете там с детства, закончили вуз, работаете смолоду и имеете высокооплачиваемую работу, то, возможно, да. А если вы приехали, когда вам далеко за 30 и еще несколько лет не были гражданином? В Европе накопительная система пенсий и ваши начисления будут крайне малы. Поэтому о нормальной пенсии можете забыть.

— У нас опасно жить, может быть война

Пока у России есть ядерный зонтик напрямую на нас никто не полезет. Будут пакостить в Сирии, на Украине, но напасть самим — никогда. У Европы на это нет сил и желания — живя там, я заметил, что никто не думает о войне и не хочет ее. На сегодня Россия — самая сильная страна с лучшим ракетным оружием и огромной территорией, которую невозможно захватить. Поэтому наши враги это знают и усложняют жизнь санкциями. И еще Украину под боком устроили. Казалось бы, где Украина и где Америка? Чтобы лишить нас флота на Черном море, влияния и полностью унизить. Против России уже ведется война — экономическими, политическими, религиозными через раскол методами. Военными не рискнут, ибо знают, что 4000 ядерных ракет полетят на Европу и Америку. И сотни долетят несмотря ни на какие ПРО. И еще я верю, в то, что украинцы и белорусы — это ветви русского народа, а их языки — диалекты русского языка. И прагматизм наших политиков все рано или поздно сведет наши народы в один. Западные «партнеры» все это понимают, но сломать нас не удастся. И мне кажется, у страны должны быть вызовы и они спасают нас от превращения в очередное затхлое болото типа недавно посещенной мной карликовой страны Европы.

— В Европе сильная экономика, много работы и возможностей

Сильная экономика — может быть, цены на еду дешевые по отношению к зарплате, а в остальном этого не чувствуется. Налоги в Германии, Нидерландах, Скандинавских странах — около 50%. Аренда жилья еще в треть зарплаты и на жизнь мало чего остается. Греция, Италия, Испания, Португалия, да и Болгария с Румынией — нищие, коррумпированные страны. Там нет работы и сами местные жители делают все, чтобы оттуда уехать. Из Англии бегут белые люди, потому что засилие мусульман и они всегда везде правы.

Сами европейцы стараются сменить свою страну на другую — французы едут работать в Люксембург, испанцы, итальянцы и греки — в Германию, румыны, поляки, болгары — в Великобританию, англичане — по всей Европе. И нигде не находят себе места. Часто общаешься с человеком и узнаешь, что он жил в нескольких странах, везде работал и везде ему было плохо. Деспотичные начальники, плохое жилье, отсутствие перспектив. Получается этакое броуновское движение индивидов — европейцы мечатся по Европе, надеясь, что где-то лучше, теряют годы жизни на эти путешествия и нигде не находят себя.

Такова моя история и мысли, дорогие мои. Зачем я все это написал? Не ради денег и славы. Я хотел, чтобы вы не повторили моих ошибок, не питали иллюзий и не мучились, как я.
В итоге хочу сказать — иммиграция того не стоит. Если в стране нет войны, голода, каких-то чрезвычайных бедствий, не надо куда-то ехать. Вам будет очень тяжело среди этих бездушных людей с другой ментальностью и вряд ли вы чего-то достигнете — ведь лучшие места там давно заняты своими. Да и вообще, я много над этим думал — надо делать лучше свою страну, которая, может и не самая-пресамая, но все-таки вырастила нас и очень многое нам дала. А состоятся можно у себя дома — если вам трудно в своем городе, вы мало зарабатываете, то надо просто сменить профессию и уйти в отрасль, где крутятся деньги. Например, стать хорошим поваром (голодным никогда не будете), известным врачом или сильным программистом. Последний может работать из дома на любую компанию в другом городе или даже в стране и получать зарплату, привязанную к, скажем, евро. Ну, а если у вас плохая работа, коллектив, начальник, не перекладывайте вину на страну и не думайте, что она плохая. В Европе тоже море ужасных начальников, а ненормальных людей в несколько раз больше, чем у нас. Не надо ничего и никого плохого терпеть — просто уходите оттуда, жизнь одна. И не бойтесь пытать счастья, осваивать что-то новое и все время самосовершенствоваться.

В общем, совет я вам дал — есть масса востребованных и хорошо оплачиваемых профессий, посмотрите вакансии за что сколько платят и осваивайте их, флаг вам в руки! Хорошей работы полно и у нас в России. Ну а если все-таки поедете в чужие края один вам совет — всегда имейте деньги на билет домой. Всем здоровья, удачи, добра и счастья!

Предупреждение по просьбе администрации сайта: «При комментировании этого материала просим соблюдать правила. Пожалуйста, воздержитесь от оскорблений и токсичного поведения. В комментариях работает постмодерация».


ссылка на оригинал статьи https://habr.com/post/426185/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *