Господа, товарищи, коллеги

В эфире одной радиостанции Северной столицы в течение дня передают сообщения от автолюбителей о дорожной ситуации в городе: расскажи о пробке и выиграй приз. Например, полный бак бензина. Недавно я услышал, как одна радиослушательница свой рассказ об очередном заторе завершила фразой: «По возможности объезжайте это место… [тут была небольшая пауза], коллеги».

Изо дня в день нам приходится писать официальные письма группе лиц по различным рабочим вопросам. Обычно эти послания начинаются так: «Привет, Хабр!», «Всем привет!» «Добрый день, коллеги!». Фактически обращение «коллеги» сейчас заменило собой советское «товарищи» и досоветское «господа».

А что если обратиться надо не к сослуживцам, а к другой группе лиц? В некоторых ситуациях можно найти эквивалент, например: «Уважаемые соседи / читатели / слушатели / покупатели». Но получается не всегда. Формально считается, что на смену «товарищам» у нас вернулись «дамы и господа». В речи перед нобелевским комитетом — в самый раз. Но в реальной жизни такое обращение выглядит скорее как ирония или даже насмешка.

Попробуем подобрать другой вариант. Например, в одной сети быстрого питания к вам обращаются «судари и сударыни». Совсем не подходит. В рабочей переписке это будет звучать как пассивная агрессия: «Сударь, не соблаговолите ли вы выложить сборку системы для тестирования?». Вроде бы, звучит весьма вежливо и корректно, хотя и старомодно. Но все понимают, что здесь есть подстрочный перевод, который нельзя процитировать в статье. Кстати, слово «соблаговолите» в этом примере написалось само собой — обращение «сударь» автоматически определило стиль всего предложения.

А что если в подписях к рабочим письмам писать не «С уважением», а «Без негатива»?

Иногда в официальных сообщениях можно встретить великолепное обращение «друзья». Например: «Друзья, отдел кадров напоминает о предстоящих длинных выходных». Вроде, звучит приемлемо, но сразу возникает вопрос: а с чего это вдруг все сотрудники компании стали друзьями? Всё-таки слово «друг» подразумевает более тесные отношения между людьми, чем те, которые обычно складываются в рабочем коллективе. Конечно, в одной команде могут работать и настоящие друзья, но не все же сразу.

Может быть, настало время вернуть старое-доброе обращение «товарищи»? Если вдуматься и отбросить политические коннотации, товарищ — это уже не совсем посторонний человек, но ещё не близкий друг. Просто тот, кто волею судеб оказался рядом с вами. Он не обязательно ваш «коллега» — это может быть просто сосед на каком-нибудь собрании. В старых советских фильмах так обращались друг к другу даже одноклассники. Звучало это слегка натянуто и где-то даже комично, но ведь работало.

Обращение «товарищи» — широкое и ёмкое. Но, к сожалению, политические нотки в этом слове отбросить не получается, как ни старайся. Слово ушло в прошлое вкупе со всем, что оно олицетворяло. А взамен так ничего и не появилось.

Опять в голову лезут эти пресловутые «коллеги». Это слово всё глубже проникает в наше сознание. Удивительно, как это обращение уже вышло далеко за пределы коллективов и компаний. Наверное, мы слишком много времени проводим на работе, поэтому все вокруг стали для нас коллегами. Хотя, форма «граждане» держится стойко.

Недавно Хабр обратился к читателям: «Граждане айтишники»
Недавно Хабр обратился к читателям: «Граждане айтишники»

За неимением нормального вежливого обращения многие изобретают новые комичные конструкции. Например: «Доброе утро, уважаемый всяк». Хорошо, давайте попробуем уйти от обезличенности и называть людей по именам. Но тут нас ждёт ещё одна ловушка современности.

Во многих компаниях сейчас принято обращение на «ты» и по имени. Вроде удобно: не надо запоминать отчества, как раньше. Но есть несколько проблем. Начнём с того, что у имён бывают разные формы.

Возьмём, например, прекрасное имя «Василий». Он же «Вася». Какую именно форму выбрать для обращения к человеку с таким именем? «Василий» звучит несколько высокопарно. Тут мы опять рискуем выглядеть пассивно-агрессивными: «Василий, сообщи, пожалуйста, заказчику, когда мы отгрузим долгожданную версию базы данных». Сразу представляется, как строгий отец ругает нерадивого сына: «Василий, вынеси, наконец, мусор и садись делать математику».

Хорошо, пусть будет «Вася». Эта форма замечательно подходит для близких — друзей и родственников. Но в больших компаниях такое обращение к человеку, особенно к тому, с кем ты ещё ни разу не общался, звучит как-то несолидно и неуважительно. Такая проблема, прежде всего, возникает с распространёнными именами: «Пётр» — «Петя», «Михаил» — «Миша», «Иван» — «Ваня», «Мария» — «Маша». Правда, есть и «безопасные» имена, имеющие только одну общеупотребительную форму, например: Лев, Олег, Вера, Алиса.

Вместо «вы офигели» начал употреблять «вы, наверное, шутите, коллеги». Знаете, в рабочем общении это звучит даже обиднее.

Есть и ещё одна странная тенденция — оставлять одно имя, опуская не только отчество, но и фамилию. «Сегодня наш начальник транспортного цеха Арсений прочитает лекцию о вреде алкоголизма». «Сегодня наш начальник транспортного цеха Сеня проведёт воркшоп по алкоголизму». И так, и так — нелепо. В первом варианте Арсений настолько крут, что у него есть только имя, как у Стинга. Во втором варианте Сеня хоть и носит гордое звание руководителя, выглядит просто стажёром, который попытается нам поведать нечто новое об алкоголизме. Ничуть не лучше, когда употребляют только фамилию, без имени.

Кстати, вы заметили, что вместе с фамилиями из текстов постепенно исчезают и местоимения первого лица? Всё чаще приходится видеть сообщения, которые начинаются словами: «Собрали для вас», «Подобрали для вас», «Предлагаем присмотреться», «Подготовил для вас». А кто собрал-то? Как будто авторы стесняются использовать личные местоимения, считают это нескромным. «Я» и «мы» куда-то исчезают и остаётся тягостное впечатление недосказанности, незавершённости, некомпетентности. Я уж молчу про новомодную тенденцию начинать предложения со строчных букв.

«если ты имеешь высшее образование, советуем присмотреться к этой вакансии…»

Но вернёмся к обращениям. Есть и ещё один аспект: возраст. Одно дело называть на «ты» и по имени кого-то младше тебя или своего ровесника, совсем другое — человека, который вдвое старше тебя. Особенно того, к кому ты относишься с большим уважением. Хотя, когда ты внезапно становишься вдвое старше большинства сотрудников компании, эта маленькая дилемма постепенно исчезает.

Раньше деление было чётким и такой проблемы не существовало. Посторонних людей любого возраста, кроме детей, по умолчанию называли по имени-отчеству, более близких друзей и знакомых — по имени. Почему-то сейчас отчество не в чести. А было бы удобно. Кроме того, обращение по имени и отчеству автоматически побуждает относиться к другому человеку с уважением — здесь язык определяет сознание.

Мне рассказывали, как однажды при объединении баз данных в корпоративном мессенджере в именах пользователей появились отчества. Некоторые сотрудники даже обрадовались, что имя-отчество вернётся и все будут относиться друг к другу чуть более уважительно. Но через день отчества убрали и всё осталось по-прежнему.

Какое же обращение нам использовать? Видимо, на горизонте ничего нового не появится.

Мои предположения:

  • Обращение «коллеги» будет постепенно расширять своё влияние и со временем займёт место универсальных «товарищей».

  • Вслед за отчеством из рабочей коммуникации постепенно исчезнут фамилии и личные местоимения первого лица. До идентификаторов и ников дело пока не дойдёт, но всё возможно.

  • Во многих руководствах по переписке советуют убрать вежливое завершение письма «С уважением». Возможно, в какой-то момент мы откажемся и от обращения, как от лишней конструкции, затрудняющей эффективную коммуникацию. Будем сразу, не здороваясь, писать: «Загрузи шаблон» или «Ответь заказчику». Коротко и ясно — нечего тут антимонии разводить.


ссылка на оригинал статьи https://habr.com/ru/post/674956/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.