Почему у нас нет боссов и офиса, и почему мы работаем 4 дня в неделю



В 2008 мы с партнёром закончили обучение по специальности «компьютерная инженерия» в университете в Аргентине.

На старших курсах мы проходили стажировку в таких компаниях, как HP, IBM, Intel. Именно тогда мы заметили недостаток в их работе. Мы не могли понять, почему люди без технических знаний говорят программистам, что им делать, и кроме того, проверяют, как именно они это делают.

Поэтому, когда мы делали Project eMT, сравнительный поисковик для Латинской Америки, мы решили работать по-другому: без менеджеров проектов. Через шесть лет у нас в команде было 34 инженера из Чили, Бразилии, Мексики и Колумбии, и мы всё ещё работаем без использования традиционных структур и рабочего графика, а наш ежегодный рост составляет 204%.


Без начальства


В больших технологических компаниях мы часто наблюдали, как программисты делали что-то быстро и плохо и получали поощрение от руководства. Со временем это приводит к стандарту: «сделай пусть и плохо, зато быстро».

Ларри Пейдж говорил: «Над инженерами не должны стоять менеджеры проектов с ограниченными техническими познаниями»

С другой стороны, как программистов, нас очень сильно доставало, что начальство устраивало встречи в любой момент, когда им этого хотелось.

Разработчику необходимо в среднем четыре часа непрерывной работы для продуктивной деятельности. Поэтому в идеале программисту надо работать с 9 до 13, и потом с 14 до 18, для достижения максимальной эффективности.

Если, к примеру, начальник назначает встречу на 11 утра – утро потеряно, потому что мне надо подготовиться к нему, присутствовать там, со всеми поздороваться, обсудить проблемы, вернуться назад к рабочему месту и продолжить оттуда, где я закончил. Со всей этой шебутнёй утро теряется.

Пол Грэхам – предприниматель, программист и основатель YCombinator говорил: «для программиста стоимость встречи всегда выше».


Без офиса


По правде говоря, в начале офис был нам недоступен. У нас просто не было средств на первых этапах для снятия офиса.

Так продолжалось до второго года, когда мы смогли въехать в офис со всякими плюшками, о которых давно мечтали (столы для пинг-понга, видеоигры, повара в кафе, гимнастический зал и здоровые телевизоры). Этот этап продолжался всего восемь месяцев, а потом мы решили вернуться к удалённой работе, по нескольким причинам.

Для начала, дорога – неважно, общественным траспортом, или на своём авто,- занимала в среднем час туда и час обратно. То есть, при 9-часовом рабочем дне мы тратили 22% времени на перемещения. Стоимость дороги и аренды офиса добавлялась к расходам.

Но экономические причины – не самые важные. Самой главной причиной была усталость, которая накапливалась от этих перемещений. Это время можно было использовать гораздо лучше, например для общения с семьёй.

Теперь у нас работают люди из пяти стран, и мы верим, что привычка удалённо работать позволит нам расти и дальше.


Четырёхдневная рабочая неделя.


Уменьшение количества дней в рабочей неделе – это наше недавнее нововведение. Мы работаем так последние два года и это оказалось отличным решением.

На заре индустриализации люди верили, что чем больше они работают, тем лучше будут результаты – поэтому все работают по 5 дней и остаются только 2 дня на отдых. В таком технологичном проекте, как наш, «больше» – не всегда значит «лучше».

Нам нужны инженеры, удовлетворённые работой и мотивированные на качественное исполнение. Нам не интересно количество, нам важно качество.

Это полностью соответствует цели нанимать лучших программистов. Такие условия работы позволяют нам нанимать лучших и в результате у нас крайне низкий процент текучки кадров.

По нашему опыту, прекрасный программист решает задачу в два раза быстрее среднего, причём с лучшим качеством.

Кроме того, мы устали слышать про балансирование между работой и семейным временем. Для нас, это был отличный ответ извечной проблеме – теперь вы можете проводить с семьей на 50% больше времени.


Шаг за шагом


1. Для начала, мы полностью отказались от встреч. Всё общение осуществляется в письменном виде. Никаких звонков, встреч и телеконференций.

Это может показаться неудобным, но мы так работаем уже три года и это для нас абсолютно нормально. Мы прочли про то, как производственное предприятие сэкономило эквивалент примерно 200 зарплат, просто уменьшив время встреч до 30 минут, и максимальное количество человек на встречах до 7 – и поняли, что мы на правильном пути.

2. Никакой повестки дня. Никто не включает встречи в наше рабочее время и не меняет наш график. Работа организуется каждым из нас, на основании знаний и расписаний.

Таким образом, всё общение становится асинхронным. Это означает, что мы можем программировать без прерываний, а потом, в удобное время, отвечать на вопросы.

3. Ещё один важный момент состоит в том, что мы полностью отказались от e-mail. Мы устали использовать почту как список дел. Она не была предназначена для этого, и тем более не была эффективно заточена под это.

Мы перешли от исторической методологии пинков (push) к механизму запросов (pull). То есть, никто не может отправить мне емейл с требованием что-то сделать. Я выбираю свои дела сам для себя.

Отказ от встреч и емейлов обеспечивается нашей внутренней разработкой, которую мы зовём iAutonomous. Это приложение класса SAAS, позволяющее каждому члену команды участвовать в разработке и создании новых задач.

Таким образом, мы все видим списки задач, прогресс, и можем создавать и участвовать в задачах, чтобы доводить их до конца.

С этим инструментом вы можем посмотреть, кто чем занят сейчас. Нам не нужен начальник, который говорит, что нам делать, а также правильно мы это делаем или нет. Мы все программисты, и прекрасно знаем, как работают все остальные.


Быть требовательным


Я считаю, что наша главная особенность – качество нанимаемых нами инженеров. Главное их свойство в способности быть проактивным. Люди, работающие с нами, сами себе предприниматели – им не нужен человек, который постоянно проверяет, работают ли они.

Неактивные инженеры наносят вред нашей рабочей культуре. Высокопроизводительный инженер хочет работать с тем, кто ещё больше (и лучше) работает. Мы ошибались, нанимая программистов, у которых не было таких качеств. Но через несколько дней, максимум – недель, мы обнаруживали это. Я советую не тянуть с разрывом рабочих отношений, которые не складываются – это лучше для обоих сторон. Если программистам нужен надзиратель, они найдут себе место в другой компании, с менеджерами.

Советую начинать с подобных привычек сразу – это будет гораздо легче, чем менять их потом.

ссылка на оригинал статьи http://habrahabr.ru/post/237187/